§2. Принцип компромисса - Теория и практика полемики

§2. Принцип компромисса

– Подчеркивай, усиливай и фиксируй любое продвижение по пути к соглашению, каждый прецедент совпадения мнений и оценок. (37:)
– Сглаживай все моменты расхождения.
– Ради долгожданного соглашения иди на словесные уступки, пропускай провоцирующие выпады.
Слова и термины, способствующие сближению. Не вызывающие раздражения соперников. Настойчивый поиск общих аргументов, единых точек отсчета, аспектов рассмотрения, совпадения мнений.
Для логики познавательной полемики был рекомендован естественный принцип «логично». Только в полном соответствий с законами и правилами логики можно (а потому необходимо) достичь информационного прогресса. Стремление распространить этот принцип и на случай процессуальной полемики выглядит приемлемым.
Действительно, если логика помогает устранить противоречие во взглядах, если исполнение ее рекомендаций приближает желанное соглашение – следовать логике не только полезно, но обязательно. Однако проблема проясняется в следующей постановке предпочтения. Что выбрать: безупречные логические выкладки, не приводящие к цели, быть может, только обостряющие конфликт; или не вполне корректные, сомнительные модусы рассуждений (бесхитростные призывы к гуманности, памяти прошлого, ссылки на благоприятные прецеденты,…), явно поворачивающие дело в сторону примирения? Результат важнее безупречности. Цель в данном случае окупает средства.
Принцип компромисса, таким образом, влияет на выбор логики рассуждений в деловой полемике. Эта логика ВЗАИМОПРИЕМЛЕМОСТИ: пригоден любой модус рассуждения, ведущий к соглашению, каковы бы ни были сугубо логические оценки этих модусов.

§3. Принцип миролюбия

– В любой реальной ситуации полемики напоминай сопернику и подчеркивай миролюбие общего замысла, желание и надежду вне зависимости от итога словесного поединка продолжать консультации, поддерживать общение. Дипломатическому диалогу нет альтернатив.
Миролюбие участника дипломатических прений сказывается в выборе уместных, не оскорбляющих достоинства противной стороны слов и выражений. Выбор «податливой» (не «железной») логики рассуждений – также признак миролюбия. Но в наибольшей степени этот принцип реализуется в отношении к предмету раздоров, к теме дискуссии.
Невозможно представить деловую полемику без темы, без формулы противоречия. Тема есть! Тема эта принципиально важна. Не головоломка для праздного интеллекта, социально значимая (38:) общественно драматическая проблема. И полемика как средство, как механизм… Нет! Более сильно: единственно приемлемый механизм разрешения этой проблемы.
Как бы ни складывался ход словесного поединка, в каком бы тупике ни оказался – иного пути не видно. Обойти договор невозможно, соглашение жизненно необходимо. Что тут посоветовать? Какой призыв сформулировать?
Общий принцип компромиссного поединка, принцип миролюбия для темы полемики оборачивается требованием ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ.
Этот принцип соответствует принципу определенности, сформулированному для познавательной полемики. Требование четко, в корректной логической форме сформулировать противоречие между участниками, зафиксировать его болевую точку, его суть верно и для случая дипломатического спора.
Но акценты следует сместить. Да, нужно выявлять суть противоречия, но скорее не логическую суть, а гуманитарную. И делается это для локализации разногласий, с тем, чтобы показать, насколько незначительны разночтения в сравнении с горизонтом совпадающих или хотя бы совместимых точек зрения.
Надо определить принципиальность противоречий именно для того, чтобы продемонстрировать устранимость этой принципиальности. Найти или заново сформулировать приемлемое положение и доказать, что оно имеет гораздо большую ценность, что оно принципиально важнее.
Принцип миролюбия компромиссной полемики накладывает отпечаток и на общее требование выдержки и хладнокровия. Он вносит новые краски и в отношения к сопернику, в отношения, которые, как и раньше, определяются императивами: уважение и демократизм.
– «Только социальный заказ заставил нас сесть за один стол, за стол переговоров… Ты враг мой, но некогда ждать другого собеседника, другой мог бы оказаться еще хуже. Нужно решать общую проблему именно сейчас и именно с тобой. Решать и решить! Нам не сделать этого, если ТЫ разозлишься, если твоя, едва скрываемая ненависть вырвется наружу, станет центральной реальностью нашего диалога. Тебя нельзя злить! Нужно взращивать ростки миролюбия в твоем свирепом мозгу». Твоя сторона (твоя страна) доверила тебе эту миссию, так же как моя сторона доверила такую же миссию мне. Мы должны быть достойны поставленных задач, достойны друг друга. Уважение и демократизм.
И, наконец, оба принципа компромисса и миролюбия, характеризующие весь специфический процесс дипломатического диалога, (39:) проявляются по отношению к присутствующим, будь то простая публика или независимый арбитраж.
Требование к публике неизменно: не мешай. В данном случае не мешай примирению сторон, не береди ран, не подливай масла в огонь. Ну а самим участникам следует позаботиться о том, чтобы публика, присутствующие стали бы вольными или невольными свидетелями интенсивности попыток найти общее решение.
От арбитров требуется объективность, отказ от попыток подыграть одной из сторон. Самим же участникам следует видеть в арбитрах тех, кто соединит их руки в первом, долгожданном рукопожатии, хранителей печати будущего соглашения.

§4. Тактика деловой полемики

Что посоветовать искренне стремящемуся к соглашению? Представить свои аргументы и доводы в наиболее привлекательном свете и добиваться, добиваться, добиваться своей (да почему же своей – общей) цели. Вот поэтому два основных тактических принципа деловой полемики могут быть сокращенно выражены так; ЭФФЕКТНО и ЭФФЕКТИВНО веди процессуальный диалог.


 Глава 7. Эристическая полемика


1. Общая характеристика игровой полемики

Самый сомнительный, но и наиболее часто встречающийся тип полемического поединка. Молодые люди готовы по любому поводу (и без него) вступать в словесный бой.
Игровой спор местами похож на словесное хулиганство. Как оценивать его стратегию? Запретить пользоваться всеми сколько нибудь сомнительными приемами? Следовало бы и боксеру запретить пользоваться кулаками. Ими ведь и с ног соперника сбить можно, и в кровь разбить. Запретить шахматистам подстраивать ловушки, футболистам – обводку, дриблинг, ловкие финты. Вот тогда то он полностью подойдет под формулу «бей – беги».
Та же дилемма для спора: изучать то, что есть на самом деле (хотя реальность не всегда и не вполне соответствует заранее придуманным образцам) или сами образцы – придуманную, послушную «реальность»? Игровая полемика, обыденный спор – что то полуцензурное, на что и не следовало бы обращать внимание серьезной науки. Что ж, что она широко распространена? Другое дело – высокоцелевая познавательная полемика. Вот достойный предмет (40:) научной рефлексии. Жаль, что реальных примеров такой полемики, раз, два… да и двух не наберешь.
Когда то нужно начинать. Игровая, спортивная полемика – реальность! Преодолев привычную брезгливость, легализируем ее как достойный объект науки.
Для начала представим себе человека, готовящегося вступить в спор. Цели его заведомо эристические. Ни истина, ни договор его не интересуют. Для него спор – вид спорта, где главное не проиграть и тем самым самоутвердиться. Каким может оказаться его предматчевое заклинание, обращенное к себе любимому:
– Мне нужна только победа! Победа и радость соперничества.
– Ты отступаешь, делая вид, что тебя не интересует результат, а только истина.
– Отступай, беги к своей истине. Она не защитит тебя.
– Есть высшая справедливость в том, что я победил, а^ты признал свое поражение у подножия столь почитаемой тобой истины.
– Я признаю только один итог победу! Ты ищешь соглашения? Я пойду тебе навстречу и соглашусь с тобой. Признай только полную и безоговорочную капитуляцию, и сам убедишься в моей сговорчивости.
Эти (не вполне праведные) рассуждения должны быть оформлены в специальных императивах. Этичность их сомнительна, но наш девиз «как есть, а не как должно».

§2. Принцип завоевания

В познавательной полемике цель – истина. В процессуальной полемике цель – соглашение, некий документ, акт. В эристической полемике цель – завоевание. Даже уязвимость – другой главный определяющий принцип полемики этого типа, характеризует скорее специфическое средство: как. Как достичь завоевания? Ищи уязвимые места! а, пожалуй, еще фиксируй каждый раз свое продвижение к победе. Отмечай свои удачные ходы, как в комментариях победной партии отмечает восклицательными знаками свои лучшие ходы шахматист.
– Отмечай, закрепляй и фиксируй каждое свое завоевание, каждую удачную реплику, любой эпизод словесной победы.
– Завоевывай прежде всего умы и настроение публики, привлекай ее на свою сторону. Поддержка аудитории – залог успеха.
В наиболее острой форме принцип завоевания проявляется не по отношению к словам или доводам. Слова, речь, язык – лишь мощное средство завоевания доверия, сердец присутствующих, аудитории и в какой то мере арбитров. Футболиста Пеле как то спросили, трудно ли его команде, сборной Бразилии, играть на чужом поле, перед людьми, отдавшими свои симпатии команде (41:) противника. Мысль, содержавшаяся в ответе великого футболиста, была приблизительно следующей:
– На чужом поле мы играем всего двадцать минут. А потом любой стадион мира болеет за нас.
Принцип завоевания по отношению к публике звучит так: ПРЕВРАТИ ЗРИТЕЛЕЙ В БОЛЕЛЬЩИКОВ.
Секретов привлечения симпатий публики несколько: инициатива, эпатаж, контакт с аудиторией .
А вот к уловкам, ориентированным на вкусы и эмоции присутствующих, можно отнести следующие:
«К карману» .
– Вдумайтесь в слова моего противника! Если правда то, что он утверждает, и свершится то, на что он надеется, вы все будете (духовно) разорены. Вашей всеобщей (духовной) нищеты добивается мой оппонент». Речь может идти и не о духовном. Призыв к личной выгоде аудитории, ссылка на ее пользу или вред – верный способ моментально превратить равнодушных в заинтересованных, слушателей – в болельщиков.
«Жест».
Хорошо известна сокрушительная, «убийственная сила точного и понятного жеста. Пощелкивание по горлу вызовет недоверчивые улыбки в самом серьезном месте речи противника, а покручивание пальцем у виска решительно подорвет его авторитет. „К жалости“.
Обращение к коллективному сочувствию, призыв к мягкосердечию присутствующих сильнодействующий прием. «Публика, как судья, беспристрастный и благоразумный, всегда соглашается с тем, кто последним пожалуется ей». С тех пор как это отметил А. С. Пушкин, мало что изменилось.
Полемисты, как и спортсмены, хотят, чтобы судьи болели за них. И все таки пусть победит сильнейший, а не тот, кто ближе и родней арбитру по каким угодно далеким от сути диалога параметрам. Поэтому принцип завоевания может быть используем, лишь если он не противоречит ПРИНЦИПУ СПРАВЕДЛИВОСТИ.
Само упоминание справедливости дает возможность очертить круг возможных уловок. Их общая суть так или иначе состоит в нарушении этого принципа, в той или иной по изворотливости попытке добиться своего в ущерб справедливости.
Приемы воздействия на арбитраж редко выражаются непосредственно в словах, а лишь в намеках и других действиях вокруг акта полемики. Поэтому ограничимся простым перечислением некоторых из этих уголовно наказуемых приемов. Названия характеризуют их (42:) суть: «земляки», «рука руку», «взятка», «вам звонили», «шантаж», «угроза»…

§3. Принцип уязвимости

Подчеркивай игровую, спортивную сторону словесного поединка. В противовес информативной и компромиссной.
– Как и во всяком игровом виде спорта, настойчиво ищи уязвимые места в эрудиции, аргументации и даже психологии соперника.
– Не выдавай собственные слабые места, защищай и скрывай уязвимые места собственной позиции.
Можно ли рекомендовать сомнительно нравственное? С этим нужно бороться. Но для того, чтобы бороться, нужно хотя бы знать, с чем борешься. Мы говорим о своеобразном спорте, в котором оружием служат не рапиры и кулаки, а слова и утверждения. А в игровом спорте обманные приемы не только не запрещаются, но поощряются. В этой главе спор – это спорт.
В боксе можно наносить болезненные удары, но нельзя бить ниже пояса. В футболе поощряется обманный финт, но запрещена подножка. В шахматах можно подстраивать ловушки, но нельзя швырять фигурки, метя в противника. А как в споре? Что можно разрешить и что остается запрещенным? Вопрос не прост. Мы в области этически сомнительного, недопустимого, предосудительного.
В массе этически сомнительного нужно выделить подобласть прямо запрещенного. Если нам это удастся, то для игровой полемики вступит в действие общий принцип либерального режима: «Все, что не запрещено, – разрешено» .
Действительную критериальную грань проложить трудно. Можно задать только ее общий тон:
^ В ИГРОВОМ СПОРЕ НЕДОПУСТИМО ВСЕ, ЧТО НАНОСИТ ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ ТРАВМУ ПРОТИВНИКУ, ОБИЖАЕТ ИЛИ ОСКОРБЛЯЕТ ЕГО.
Очевидно, что к таким абсолютно запрещенным приемам следует отнести любое нарушение принципов «уважения» и «демократизма», любое сознательное нарушение «процессуальных норм полемики».
Ранимость, обидчивость, устойчивость психики, да и темперамент сугубо индивидуальны. С учетом личных отношений, надежности нервной системы, обидчивости в эристическом споре можно заманивать соперника в словесные силки, расставлять для него хитроумные ловушки, пользоваться софизмами, быть может, даже подтрунивать над ним. Но в определенных границах, соблюдая меру. Только если все это не ставит собеседника в неловкое положение, не наносит ему оскорбление, не заставляет его унизительно оправдываться и тем более отмываться. (43:)

Универсум приемов и уловок полемики

Изумляющие своей глубиной диалоги Платона полны логических натяжек, ловушек, коварно и некорректно сформулированных дилемм и софизмов. Эти диалоги принято считать недосягаемыми примерами познавательной полемики! Что же говорить об игровом диалоге, когда спор – спорт?
Логика, безупречная правильность рассуждений, ходов умозаключений остается грозным оружием, средством достижения цели тогда, когда спор – всего лишь игра, спортивное состязание. Но перестает быть единственным средством. В ход идут обманные приемы, разного рода ловушки, словесная эквилибристика и софистика. В игровой полемике недопустимы только «хамские» приемы, наносящие ущерб достоинству собеседника.
Нет надежды перечислить все возможные выверты человеческого ума. И все же некоторые наиболее употребимые ошибки (если произведены случайно) или уловки (если сознательно) привести можно.
«Post hoc, ergo propter hoc» («После того, значит, поэтому»). – «Однажды появилось на солнце пятно, и в тот же день меня избили в трактире „У Банзетов“. С той поры, перед тем как куда нибудь пойти, я смотрю в газету, не появилось ли опять какое нибудь пятно. Стоит появиться пятну – „прощаюсь, ангел мой, с тобой“ и никуда не хожу и пережидаю. Когда вулкан Монпеле уничтожил целый остров Мартиник, один профессор написал в „Национальной политике“, что давно уже предупреждал читателей о большом пятне на солнце. А „Национальная политика“ вовремя не была доставлена на этот остров. Вот они и загремели!» (из рассказов Швейка). Суть ошибки в притягивании за уши причинной связи явлений. Ошибка весьма распространенная – логическая основа всех в мире предрассудков.
«Чрезмерное обобщение».
– «Тут наш, руководитель несколько преувеличил. (44:)
– Как, впрочем, и всегда». Вывод делается по недостаточному числу реальных фактов. Иногда по единственному.
– «Таня плохо отдежурила смену.
– А она всегда плохо дежурит. Она вообще необязательная. Ей ничего нельзя доверить». Крайне необоснованная и обидная индукция.
«Неправомерная аналогия».
– «Я в твои годы…». Аналогия не доказательна, но убедительная сила аналогии велика. Однако сопоставляемые явления не должны быть произвольны, выбраны случайным образом.
«Перескок».
– «С этим положением можно согласиться.
– Ну вот ты, наконец, признал свое поражение. Сейчас начнешь выкручиваться, отказываться от своих слов. Но ты уже признал мою правоту, и мне остается только завершить наш спор объявлением собственной победы».
«Отбрасывание».
– «Признаю, мое последнее утверждение неверно.
– Кажется, в первый раз ты признаешь свое поражение. Давай поставим на этом точку. Не утруждай себя новыми доводами, будь честен: признал поражение – подписывай капитуляцию!». Два последних приема схожи. Из истинности одного из доводов не следует истинность конечного тезиса. Точно так же отрицание одного из доводов еще не делает тезис ложным.
«Уловка Фомы».
– «Отрицайте все и вы легко можете прослыть за умницу. Эта уловка известная» (И. С. Тургенев). Известная и ничуть с тех пор не потускневшая. Огульный нигилизм – возрастная принадлежность почти любого молодого человека. У зрелого человека уже нет той умственной энергии, юношеского задора, верткости ума. Что же составляет силу зрелого полемиста? Опыт и эрудиция. Опыт отнять нельзя. Можно лишь убавить его вклад, раздражая и угнетая своего испытанного оппонента (приемами против принципа «выдержка и хладнокровие»). А эрудиция? Ни с чем не соглашаться, все отрицать… Вот орудие самоутверждения молодого человека, одна из основ юношеского нигилизма.
«А завтра».
– «Слишком большая вольность и демократия по отношению к учащимся может привести к своего рода „хунвейбинам“. Да да да! Сегодня они просят переизбрать учителя, завтра не придут к нему на урок, послезавтра выгонят из класса» (из реальной статьи директора одной из школ г. Кирова).
«Досказывание».
– «Позвольте, я доскажу вашу мысль…»
– «Понятно, куда вы клонитe, в чем хотите убедить…». Две (45:) последние, часто встречающиеся уловки родственны между собой. В них неправомерное, выходящее за рамки известных фактов развитие реальной ситуации («а завтра») или домысливание, произвольно искажающее утверждения соперника («досказывание»).
Уловку «тень» можно обнаружить в газетных и журнальных статьях, в выступлениях ведущих международников по телевидению. Это довольно тонкий, высокопрофессиональный прием. Его действие построено на механизмах человеческой памяти. Услышанная, воспринятая информация не сразу забывается, а еще некоторое время «звучит», «брезжит» в нашем сознании. В этом своем призрачном статусе услышанная информация тенью ложится на новую, связывая невидимой нитью разрозненные сведения.
– «Администрация давно уже потеряла контроль над событиями, дисциплина ослабла, возросла текучка. В сентябре в четвертом цехе случился пожар». Нет, в информации прямо не сказано, что виновником этого пожара тоже была администрация. Но от этого ощущения трудно избавиться. Трудно поверить, что пожар мог случиться по причинам, не зависящим от критикуемого органа. На него легла «тень».
«Другая крайность».
– «Следует ограничить срок пребывания на выборном посту одного лица…
– Вам только дай власть, вы такую чехарду директоров да тренеров устроите, каждый день менять начнете, чтоб не засиживались». В качестве альтернативы предлагается не противоречащее, а противоположное. Быть может, еще менее приемлемое.
«Да – нет».
– «Не юли, не выворачивайся, отвечай определенно, „да“ или „нет“, перестал ли ты писать анонимные доносы?» Любой из предложенных ответов – прямо проигрывает. Существуют вопросы, для которых требование «да нет» чрезмерно. Оба последних приема схожи. Их общность состоит в нарушении (по существу, разномастном) одного из главных законов логики: закона исключенного третьего.
«Ловушка».
– «Все ли собравшиеся усердно молятся?
– Все, все!
– И вор тоже молится?
– И я молюсь». Ну вот и попался. Используются тонкие механизмы человеческой психики, инерция разума. Тот же прием в нравоучительном рассказе Л. Н. Толстого «Косточка»:
– «Тогда отец сказал: „Что съел кто нибудь из вас сливу, это нехорошо; но не в том беда. Беда в том, что в сливах есть косточки, и если кто не умеет их есть и проглотит косточку, тот через (46:) день умрет. Я этого боюсь“. Ваня побледнел и сказал: „Нет, я косточку бросил за окошко“.
«Подставка».
– «Существуют тысячи способов заработать деньги, но лишь один из них может быть признан честным.
– Какой же это?
– Я так и знал, что именно этот единственный способ вам и неизвестен». Отличие двух последних приемов в том, завершает ли автор ловушки свою уловку резюме или все видно и так.
«Степень».
– «По этому показателю мы плетемся в самом хвосте.
– Ну почему же…
– Хорошо, хорошо, пусть не в самом хвосте. Но вы же сами признаете, что здесь мы сильно отстаем».
– «Н. самая подходящая кандидатура на эту должность.
– Никак с этим не могу согласиться.
– Быть может, вы и правы, и его преимущества еще нужно доказывать. Хорошо хоть, что вы согласились включить Н. в списки для голосования». Суть приема в том, что важное для дальнейшего словоопределение подается не одно, а с добавкой, с прикрытием. В роли такого прикрытия чаще всего выступают слова, показатели степени «очень», «совсем», «окончательно», «оптимально», «в значительной мере»… Возражение оппонента может быть отведено снятием этого показателя степени. Зато само слово – определение остается в силе, как бы подтвержденное соперником.
«Локализация».
– «Видимо, я устал: такой промах сделал. Ты, конечно, молодец, ловко меня поймал! А ведь я так удачно тебя прижал, так близка была моя победа, да, видно, и на старуху бывает проруха. Придется соглашаться на ничью». Представьте себе, что говорит это человек, в очередной раз пойманный на бессмыслице в безнадежно проигранном споре. Об одном выдающемся шахматисте говорили: «Если Р. предлагает тебе ничью, посмотри внимательно, не даешь ли ты ему мат в два хода».
На «локализацию» похожа другая уловка – «комплимент». Суть этого часто встречающегося приема состоит в том, что с комплиментарной смазкой слова соперника признаются подтверждающими собственную мысль.
– «Ты отлично сказал. Едва ли мне удалось бы так точно сформулировать свою мысль. Вот уж не ожидал, что мы в этом вопросе окажемся единомышленниками. Я очень благодарен тебе за твою объективность. Амбиции амбициями, но когда дошло до дела, ты встал на мою позицию, это, безусловно, мужественно с твоей стороны…» (47:)
Нередко этот прием осуществляется вместе с «мимо ушей» – что бы ни говорил соперник, как бы ни возражал, все слова его, аргументы и доводы провозглашаются подтверждающими позицию соперника. Для этого никаких похвал не жалко. Да, этих «комплиментов» не жалеют. Прием действенный и должен быть отнесен к разряду запрещенных. «Затягивание».
– «Простите, несколько отвлекся, повторите ка мне вашу последнюю мысль…».
– «Не поленитесь, сударь, почетче сформулировать свою центральную идею. Ничего, что в пятый уже раз». Пропустив сильный удар, боксер не обратится к своему сопернику с просьбой: «Что то не разобрал, будьте любезны, еще раз той же рукой в ту же щеку». А вот в споре такое практикуется часто. Требования повторить, разъяснить, уточнить… Вообще говоря, это вполне правомерное требование, но при нарочитом, злонамеренном использовании оно становится приемом затягивания словесного поединка. Пока противник повторяет, уточняет, можно и отдохнуть, и придумать возражение, и попросту придраться к разночтениям в повторах.
«Тормоз».
– «Вы меня не убедили и никогда не убедите! Даже не трудитесь, никаких ваших аргументов я не приму. Как стоял на своих позициях, так и буду. Не могу поступаться принципами». Прямое воспроизведение шутливого совета, приписываемого Б. Шоу: «Никогда не спорь. Стой на своем и баста!».
«Перенос».
– «Маяковский, почему вы носите на пальце кольцо, оно вам не к лицу.
– Вот потому, что не к лицу, я и ношу его на пальце, а не в носу». В ответе перенос смыслового ударения с «носите» на «где носите». Прием скорее из области острот, не обижает, но отвлекает.
«Улитка».
– «В конце концов, это мое личное мнение. Настойчиво переубеждая меня, вы переходите границу допустимого. Иметь личное мнение – мое конституционное право». Логика тут не при чем – улитка прячется в раковину.
Приведена лишь часть способов уязвить своего противника. Некоторые из них («локализация», «затягивание», «тормоз»), напротив, – приемы сокрытия своих слабостей. К такого же рода приемам можно отнести «замалчивание», «похохатывание», когда не имеющий уже аргументов, прижатый оппонент держит глухую оборону или защищается с помощью междометий, выражающих его презрение к доводам удачливого соперника. Особенно характерен (48:) в этом отношении прием «улитка» – откровенное уклонение от разговора. Может быть, этот часто встречающийся прием следовало бы назвать «раковина», в которую проигрывающий закрывает свои слабости.
И множество других приемов и уловок. И софизмов! Можно составить общую схему того, что собой представляет софизм, но перебрать все возможные примеры немыслимо. Вообще же тема софизмов и их роли в истории логики, да и во всей мировой культуре требует отдельного разговора.
Принцип «уязвимости» эристической полемики проявляется в отношении к теме, в поисках удобного для себя и неудобного для соперника фронта приложения интеллектуальных сил.
В деловой полемике тема довлеет. Она обязывает, заставляет супостатов отложить оружие, сесть за стол переговоров. В логической дискуссии тема – ориентир и вершина всех рассуждений. И только в игровой полемике тема может резко подменяться, становиться крайне расплывчатой, исчезать вовсе.
Рационализм, унаследованный от древних греков, повелевает осудить логомахию беспредметный спор, словоблудие. Но логомахия живет. И процветает! С логомахией не следует бороться, ее не обойти. Но ее можно использовать. Рафинированная, методически упорядоченная логомахия может стать фактором и инструментом повышения культуры полемики, и что гораздо важнее, культуры мышления.
Логомахия может проявляться в трех основных формах:
1. Когда тезисы соперников неоправданно быстро, неопределенно далеко и многократно сменяют друг друга. Эта форма реализуется в основном с помощью уловки
«Прыжок».
– «Давайте ка теперь зайдем с другого конца…»
– «А вот еще один, тоже очень интересный вопросик…»
– «Надоело об одном и том же, сменим ка ориентиры…»
2. Ускользающе нечеткая формулировка тезиса. Форма логомахии, которая реализуется в уловке
«Круг».
– «Пройдем ка по пути наших рассуждений, поищем концы, повторим пройденное, вернемся к уже доказанному…»
3. Полное отсутствие какого бы то ни было тезиса.
«Игра словами».
– «Ежа я должен швырнуть в воду, и тогда он сам собой развернется, а Черепаху я должен выцарапать из панциря.
– Может, когда ты развернешь Черепаху, ты должен выцарапать ее из воды. А Ежа должен бросить прямо на панцирь?
– Когда смочишь водой Ежа, ты должен расцарапать его лапой, а с Черепахи сними панцирь, чтобы она развернулась. (49:)
– Когда ты выцарапаешь воду когтями, налей ее и разверни Ежом.
– Когда выцарапаешь воду из Ежа, ты должен полить этой водой Черепаху». (Выдержки из диалога Ягуара с Ежом и Черепахой из сказки Р. Киплинга «Откуда взялись броненосцы»).

Как я изучаю языки - страница 10,
Вопрос 55.Понятие условного осуждения - Вопрос Предмет, метод и взаимосвязь уголовного права с другими отраслями права,
Настоящая Венгрия + Вена Эгерсалок – Эгер – Долина Красавиц – Будапешт – Хевиз – Вена,
Генерал краснов. Монархическая трагедия. Блейз Честное слово генерала - страница 6,
Приложение 1 - План работы муниципального общеобразовательного учреждения «красненская средняя общеобразовательная...,
Празднично-информационная программа для детей 5-7 лет 117 Проводы зимы сценарий для детей 5-6 лет 121 - страница 32,
Випуск 75 Серія: філософські науки другі кулішеві читання з філософії етнокультури чернігів 2010 - страница 8,
Программы Выпускник должен обладать следующими общекультурными компетенциями (ОК) : способностью оперировать углубленными знаниями в области математики и естественных наук (ok-1) - страница 4,
§ 77. СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МЕТОД В ЯЗЫКОВЕДЕНИИ - А. А. Реформaтcкий введение в языковедение рекомендовано...,
Премию Правительства Российской Федерации, с 2000 года Министерство образования и науки среди вузов организовали конкурс - страница 55,
Перідур (Прідері) - Гуцуляк Олег Борисович,
ГЛАВА 1. САКУАЛА ПРОСВЕТЛЕНИЯ - * книга роза мира и ее место в истории глава роза мира и ее ближайшие задачи,
Структура социального действия *. (Главы из книги) - Парсонс Т. П 18 Оструктуре социального действия,
Смотр-конкурс Архитектура и градостроительство регионов и городов России Смотр-конкурс проводится по разделам,
Ежеквартальныйотче т открытое акционерное общество «Центр по перевозке грузов в контейнерах «ТрансКонтейнер» - страница 8,
Неприкаянные сборник рассказов Москва 2010 - страница 13,
Утверждаю - Республики Беларусь «24»,
Российские сми о мчс мониторинг за 05 марта 2012 г - страница 20,
Раздел 3. Финансовое и кадровое обеспечение государственного геодезического надзора за геодезической и картографической деятельностью,
A.A. Казанцева (Иркутск) УЧЕТ АДРЕСАТА-ИНОФОНА В ДЕЛОВОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПЕРЕПИСКЕ,
Евгений Гришковец - страница 22,
А. А. Федоров финансовая математика лекции - страница 9,
Глава 15 - "Воспоминания биржевого спекулянта",
Максимовой Е. А. и Клинковой Е. В - страница 30,