Глава 6. В которой Фрада и Ариана отправляются в храм - Иоанна Мосха "Луг духовный"

Глава 6. В которой Фрада и Ариана отправляются в храм.

- Где это видано, чтобы люди давали деньги в долг Богу?! И где это видано, чтобы Он потом их возвращал, да еще семикратно? - так бормотал Фрада, но все же покорно шел рядом со своей женой, пробираясь по узким улочкам к главной городской площади, за которой находился христианский храм.
Они миновали похожие на большие кубики с арками здания медрессе и зороастрийского храма, где жрецы-мобёды заунывно тянули свои молитвы. Миновали большие городские бани. С трудом протиснулись сквозь кричащую толпу людей, которыми кишела базарная площадь, и наконец очутились перед христианским храмом. В отличие от зороастрийского, он не был похож на большой кубик, а скорее напоминал греческие строения со множеством колонн и перекрытий.
Вокруг было пусто. Служба уже окончилась, или, возможно, ее в этот день вообще не было. Одни только нищие сидели на ступеньках, ведущих в храм, и вопросительно поглядывали на Фраду и его жену.
Фрада тоже вопросительно посмотрел на свою жену.
- Вот мы и пришли, - сказала ему Ариана. - Теперь ты можешь дать деньги в долг христианскому Богу.
Но я не вижу здесь никого, кроме нищих.
Вот им и отдай деньги, - сказала ему Ариана и ласково улыбнулась.
- Ты хочешь, чтобы я все деньги раздал нищим?
- Да, потому что они - самые близкие Богу люди. Они - Его придворные и даже - меньшие братья. И, отдав деньги им, ты можешь считать, что отдал их Богу.
Фрада недоверчиво посмотрел на свою жену. Потом он перевел взгляд на нищих и снова посмотрел на Ариану. Та ободряюще ему кивнула, и он нехотя поплелся раздавать свои деньги нищим.
Он совал в протянутые руки по одной монете, и что удивительно - в его мешочке оказалось ровно столько монет, сколько нищих сидело на ступеньках храма. И они принимали у него деньги с такой благодарностью и так искренне начинали молиться за него и за его жену, желая им счастья, что на душе у Фрады с каждой потраченной серебряной монетой становилось все легче и радостней.
Наконец, когда последняя драхма перешла из его рук в руки худого, изможденного от голода и зноя старика, Фрада почувствовал такую радость, какая была в его сердце, когда он слушал пение деревьев и трав и когда в его руках пели краски, плавно и ладно ложась на глиняную поверхность вазы. Он почувствовал себя снова ребенком - маленьким мальчиком, и ему захотелось петь и скакать на одной ножке. И когда Ариана взяла его за руку, и они пошли домой, то вряд ли были на земле в тот момент люди, более счастливые, чем эти двое.

^ Глава 7. В которой Фрада спорит с дедушкой Дадарши.

День проходил за днем, Фрада все занимался росписью новой вазы, но вдохновение к нему не приходило, работа не ладилась, а деньги таяли на глазах и, наконец, совсем закончились.
Весть о том, что Фрада раздал деньги, полученные им от жены наместника, нищим, быстро облетела всю округу. Те, кто знал Фраду, при встрече с ним изображали на лице такое удивление, как будто это был не он, а какая-то диковинка, ну, к примеру, - верблюд с тремя горбами, вместо положенных двух. Иные же просто ухмылялись ему в спину, и Фрада старался появляться в городе как можно реже. Ему было неприятно чувствовать такое отношение к себе окружающих.
Больше всего он боялся встретиться с дедушкой Дадарши. Прежде чем выйти из дома, Фрада осторожно выглядывал из-за двери - нет ли поблизости Дадарши, и, только убедившись, что его поблизости нет, потихоньку, стараясь не шуметь, пробирался к калитке.
Но рано или поздно их встреча все же должна была состояться - он это понимал. И вот однажды, когда Фрада возвращался домой, то увидел, что дедушка Дадарши его уже поджидает. Старик выглядывал из-за своей изгороди и пытался разобрать своими подслеповатыми глазами: Фрада это идет или нет. Наконец Дадарши разглядел, что это идет действительно Фрада, замахал ему рукой и так сильно начал качать головой из стороны в сторону, что его тюрбан непременно свалился бы на сторону, если бы дедушка Дадарши его вовремя не поддержал обеими руками.
- Эй, Фрада! - закричал Дадарши через всю улицу, не дожидаясь, когда тот подойдет ближе. - Это правда - то, что я слышал?..
Фраде очень не хотелось отвечать на этот вопрос, и он молча шел к дому, надеясь укрыться в нем и от дедушки Дадарши, и от его вопросов. Но дедушка Дадарши не унимался.
- Это правда, что ты получил пятьдесят драхм и все эти деньги пустил на ветер?
- Я не пустил эти деньги на ветер, - Фрада устало провел рукой по лицу, словно смахнул невидимую для глаз паутину. - Я раздал их нищим.
- Ты раздал их нищим? Значит, это правда! - горестно воскликнул старик. - Зачем? Скажи, зачем ты это сделал?
- Так мне посоветовала моя жена. Она сказала, что если я раздам деньги нищим, то тем самым дам их в долг христианскому Богу. Я ей поверил и сделал так, как она сказала.
- Фрада! - еще горестней воскликнул Дадарши. - Разве я не учил тебя не слушать женщин? Разве не говорил тебе, что они глупы и не могут дать тебе мудрый совет? Ну почему ты не спросил меня?!
Фрада не знал, как возразить дедушке Дадарши. Он был прав. А прав ли?.. Словно молния вдруг озарила усталую голову Фрады. Все стало так ясно и оказалось так просто, что он широко открыл от удивления глаза.
- Дедушка Дадарши, разве не ты учил меня быть добрым? Когда я раздавал деньги нищим - я делал доброе дело. И мне кажется, что если делаешь добро, то оно потом обязательно вернется к тебе, и вернется сторицей. Вот что имела в виду Ариана, когда говорила мне, чтобы я дал деньги в долг христианскому Богу! Как же я сразу этого не понял?
- Я учил тебя быть добрым. Но я не учил тебя раздавать все, что имеешь, нищим! Это уже слишком, Фрада! Слышишь? Слишком!
- Разве можно быть добрым - слишком?..
На этот вопрос уже Дадарши не смог ответить. Он только пробормотал вслед Фраде:
- Может, ты еще сменишь веру отцов на христианскую веру?.. - но тот уже скрылся в доме, и на этот вопрос Дадарши ответа не получил.

Глава 8. В которой Фрада кое-что начинает понимать.

Фрада сидел перед своим станком, подперев голову руками, и уныло смотрел на вазу. Как он ни старался - ничего у него не получалось. И теперь он просто сидел и ждал. Чего?.. Он и сам не знал - чего. Не было в его сердце радости и легкости, как тогда - во время его первой удачной работы. А значит, и начинать не было смысла.
Горшки он не лепил, занимаясь только заказом жены наместника. А раз не было горшков - значит, и продавать было нечего. А деньги у них кончились. Что теперь делать?..
Вошла Ариана. Постояла немного, глядя на нетронутую красками поверхность вазы. Она знала, что нужно делать. Но как сказать об этом мужу?..
- Не поет у меня сердце, Ариана!.. - голос Фрады прозвучал глухо и безнадежно.
- А раньше пело? - тихо спросила она.
- Раньше пело, - вздохнул Фрада. - А теперь - не поет.
- Наверное, это потому, что в тот раз Господь невидимо коснулся Своей рукой твоего сердца, о мой господин.
Фрада приподнял брови.
- Что ты говоришь? - спросил он.
- Я говорю, что в прошлый раз Господь коснулся твоего сердца и оно переполнилось радостью и счастьем.
Да. Его жена действительно была очень умной женщиной. Фрада это всегда знал. Он еще не до конца понял, что хотела сказать Ариана этими словами, но сердцем почувствовал, что она говорит правду.
- Так ты говоришь... - начал он. - А нищие? Тогда тоже... - он изо всех сил пытался ухватить тонкую ниточку мыслей - правильных мыслей, и даже пальцы его разжались и начали описывать в воздухе мелкие круговые движения, словно Фрада пытался намотать на них нить своих рассуждений.
- Да, мой господин. - С готовностью поддержала его Ариана. - Тогда ты творил добро. А когда человек делает доброе - это угодно Господу. И Он во второй раз даровал тебе Свою Небесную радость.
- Так значит... - начал Фрада, но Ариана его прервала.
- Тебе нужно просто попросить. Сказать: "Господи, помоги мне в работе". И все у тебя получится.
- Сказать: "Господи, помоги мне в работе?"
- Да. Но сначала, о мой господин, тебе нужно сходить туда, где ты раздал свои деньги нищим. Потому что у нас кончилось все, из чего я могла бы приготовить тебе обед.
- И ты думаешь?..
- Конечно. Он обязательно нам поможет.
- Велика вера твоя, Ариана! - пробормотал Фрада.
И он был абсолютно прав.

Глава 9. В которой Фрада отправляется в храм и находит одну серебряную монету.

Снова он пробирался по узким улочкам по направлению к базарной площади. Дома вдоль улочек были плотно прижаты друг к другу, и это - не случайно. Днем на востоке солнце печет так сильно, что, если бы не тень, падающая от домов, идти по городу было бы нестерпимо трудно. Впрочем, и в тени было очень жарко и душно.
Но Фрада не обращал на это внимания. Он был погружен в свои думы. Мысль о том, что рука христианского Бога дважды невидимо коснулась его сердца, так занимала его, что он не чувствовал ни солнечного жара, ни духоты. А мысль о том, что он сейчас встретится с этим Богом и Он даст ему деньги! вдруг так поразила его, что он даже остановился. "Не нищие же, в конце концов, вернут мне деньги!" - пробормотал он, еще некоторое время постоял в нерешительности, опершись рукой о горячую поверхность стены, и снова тронулся в путь.
Вот и базарная площадь осталась позади. Перед Фрадой стал христианский храм. Ему вдруг показалось, что храм - как будто живой. Стоит, смотрит на Фраду своими небольшими окнами и словно склоняется к нему, готовый выслушать его просьбу. И что-то хорошее такое, доброе исходит от храма и согревает теплом сердце Фрады, ободряя его и словно говоря:
- Ну же, Фрада. Скажи мне - для чего ты пришел сюда и чего ты хочешь?
Он постоял немного. Потом поглядел вокруг. Никого - только нищие все так же сидят на ступенях, словно и не сходили с них с тех пор, как Фрада был здесь в прошлый раз. Они поглядывали на него, как бы вопрошая: не хочет ли он и теперь, как тогда, помочь им и подать милостыню?
"Нечего мне вам дать, - подумал про себя Фрада. - Я теперь почти такой же, как и вы. Я теперь сам пришел за деньгами. Только почему-то мне их никто пока возвращать не собирается".
Фрада постоял еще. Потом походил туда-сюда, поднимая ногами мелкую пыль. Никого. Ни Бога христианского он не увидел, ни денег.
Фрада нерешительно поглядел на ворота. Они были не заперты, и ему показалось, что какой-то внутренний голос подсказывает ему: "Иди туда, Фрада. Может быть, там ты как раз и обретешь то, чего ищешь".
Он поднялся по ступеням. Потрогал тяжелые кольца, потом потянул одно из них на себя. Дверь приоткрылась. Никто не остановил его. Нищие, казалось, не обращали на него внимания. Фрада вошел внутрь.
В храме было прохладнее, чем снаружи. Полумрак дремал вдоль стен. Окна были наверху - под самым сводом, и потоки света падали вниз по диагонали. Один из них освещал пол прямо перед ним, и Фрада увидел рельефное мозаичное изображение рыбы. "Надо же! Рыба, - подумал Фрада, разглядывая мозаику повнимательнее. - Красивая. Похожа на карпа. Такую рыбу продает на базаре мой знакомый торговец Гурам.
"Зачем она здесь? Неужели христиане изображают так своего Бога?"
Глубже он идти не решился. Храм был пуст. Никто не подошел к Фраде. И он немного погодя вышел из него, осторожно, как и вошел. Потом спустился по ступеням, огляделся. Никого кроме нищих он не увидел, как ни старался. Фрада даже пробовал зажмуриться и смотреть через ресницы. Нет - никого.
Что-то мелькнуло у него под ногами. Мелькнуло и звякнуло - тихо так. Монета? Фрада нагнулся. Точно - одна драхма. Серебряная драхма, такая же как те, что он раздал когда-то нищим. Только одна. Должно быть много, а тут - только одна.
Фрада поднял монету и поплелся домой. Может, Ариана что-то напутала? Может, он чего не понял? Теперь Фрада чувствовал и жар, исходящий не только сверху, но и от нагретой земли и сбоку - от стен домов, и духоту - нестерпимую, духоту выжженного досуха воздуха, которым очень и очень трудно дышать.

- Ну что же, мой господин? Помог ли тебе мой Бог? Вернул ли Он тебе деньги?
- Нет, Ариана. Никого я не встретил. Никого, кроме нищих. Правда я нашел в пыли одну монету. - И он протянул Ариане серебряную драхму.
- Вот и хорошо, - ласково и нежно пропел ее голос.
- Что же тут хорошего? Это очень мало - одна монета!
- Но ведь этого вполне достаточно, чтобы сходить на базар и купить нам еды.
Да. Для этого - вполне достаточно. Фрада очень устал для того, чтобы спорить сейчас со своей женой. И на базар, опять на базар! Очень ему этого не хотелось. Но что делать, если еды нет, а монета есть, пусть хоть и одна. Ее действительно хватит на то, чтобы купить им еды на этот день. А дальше?
- А дальше - как Бог даст, - словно прочла его мысли Ариана.

И Фрада отправился на базар.
Если бы старый Дадарши увидел, как Фрада слушается свою жену, то наверняка снял бы тюрбан и вырвал из головы все свои седые волосы. Ну где же это видано - чтобы муж слушался жену?! На востоке вообще не принято слушаться женщин. Наоборот, женщина должна вести молчаливую, скромную жизнь и во всем подчиняться своему мужу.
Но дело в том, что Фрада слушал свою жену не потому, что он любил ее, хотя любил он ее очень сильно. Дело в том, что сам Господь как когда-то вдохновлял Фраду на его творчество, так и теперь Он вдохновлял Ариану и ее устами руководил Фрадой, постепенно привлекая его к Себе. И он не сопротивлялся. И слава Богу, что так.

^ Глава 10. В которой торговец рыбой делает Фраде неожиданный подарок.

Базар... С раннего детства Фрада бывал здесь со своим отцом. И с раннего детства он полюбил это огромное пространство, заполненное запахом жареных каштанов, которые старухи жарили прямо на земле, криками торгующих, ревом животных, детским визгом и плачем, звоном медных подносов, протяжными звуками флейты, которыми факиры поднимали из темноты мешка на белый свет тягучих, как смола, и шипящих ядовитых змей, тонким плакучим перезвоном колокольчиков на шее мохнатых верблюдов, на которых заморские купцы везли свои диковинные товары, яркими красками всех цветов и оттенков... Жизнь здесь бурлила, клокотала и плавилась от солнечного жара, подогретая человеческими страстями.
Но сейчас эта жизнь базара текла сама по себе - помимо него. Он старался как можно быстрее миновать все торговые ряды, купить то, что можно было купить на его единственную драхму, и снова оказаться дома - подальше от этой суеты, а главное - от знакомых, которых на базаре было великое множество. Больше всего на свете Фраде сейчас не хотелось отвечать на вопрос:
- А правда ли то, что ты все деньги потратил на нищих?..
Он благополучно миновал ряды седельников, медников, боязливо оглядываясь, обошел стороной ряд горшечников, где его знакомыми были все - до единого, и наконец оказался в ряду торгующих всякой снедью.
Сладостный запах спелых дынь приятно щекотал его обоняние, зеленые полосатые арбузы - огромные, какие растут только в верховьях Тигра - будто просились в руки, и Фраде даже почудилось, как они шепчут ему: "Купи нас, Фра-да! Купи..." Финики, персики и прочие фрукты - сочные, сладкие до приторности зазывали его к себе гнусавыми и назойливыми голосами продавцов. Но у Фрады была только одна драхма. И он мужественно прошел мимо фруктовых лавок, купил у пекаря несколько кукурузных лепешек, у зеленщика - немного зелени, и от его драхмы осталась ровно половина.
Он приостановился, недоумевая - что же еще купить? И тут словно скала навалилась ему на плечи и придавила своей тяжестью. Невеселые мысли зашевелились в его голове. "А так ли уж права была Ариана? Не простое ли совпадение - эта одна, всего лишь одна! драхма. И нет этого таинственного христианского Бога. Ведь я так и не увидел Его. И никто, никто никогда не вернет мне обратно денег!.."
Словно Кто-то невидимый подтолкнул Фраду под локоть. Он сделал невольно пару неверных шагов в сторону и оказался прямо напротив торговца Гурама, у которого всегда покупал рыбу, и про которого вспоминал тогда - в храме, когда разглядывал мозаичное изображение рыбы.

Гурам был человеком огромного роста. У него было большое и широкое добродушное лицо с большими глазами, большой бородой и очень большими усами. Большими и сильными руками Гурам с легкостью передвигал такие же большие, как и он сам, тростниковые корзины с рыбой. Увидев Фраду, он сразу загудел низким голосом на весь ряд:
- Фрада! Ты ли это? Что же ты не здороваешься и ничего не покупаешь?
- Здравствуй, Гурам, - нехотя ответил Фрада. - Да у меня - денег нет...
- Так возьми хоть сома. Смотри - какой большой! Одна голова - чего стоит.
И Гурам довольно шлепнул ладонью по чудовищного размера сому, который не вмещался ни в одну из корзин и потому висел подвешенный на крюк за толстые губы.
- Да у меня - денег нет! - еще раз попытался объяснить Фрада.
- Денег нет? - удивился в ответ Гурам. - Ну тогда возьми немного форели.
И он сгреб обеими руками из корзины несколько толстых пятнистых рыбин, отливающих на солнце голубым серебром.
Фрада молчал. Ему очень не хотелось повторять, что у него нет денег. А Гурам, как будто что-то осознав, плюхнул форель обратно в корзину, выпрямился и прищурясь поглядел на него в упор.
- Так это правда?..
Фрада опять промолчал. Он только вздохнул тяжело. То, чего он боялся, - свершилось. Он все-таки столкнулся с человеком, который, конечно же, был наслышан о его подвиге с деньгами жены наместника. "Ну, сейчас начнется..." - подумал Фрада и снова вздохнул. Но его опасения не подтвердились.
- Значит, это правда... - протянул Гурам. А потом... Потом он вдруг нырнул куда-то под прилавок, вытащил большую корзину и достал из нее красивого, толстого сазана с большой чешуей - размером примерно с ту драхму, которую Фрада уже наполовину потратил.
- Держи. - Гурам сунул растерявшемуся Фраде рыбу и довольно вытер руки о свой кожаный передник.
- Да у меня... - Фрада опять хотел повторить ту же фразу - про то, что у него нет денег. Но Гурам не дал ему договорить до конца.
- Да знаю, знаю я, что у тебя нет денег. Ты же все деньги раздал нищим. Так я тебе ее просто отдаю - без денег. Бери, бери!.. Налепишь горшков, продашь, выручишь денег, тогда и отдашь. Если захочешь, - прибавил Гурам и подтолкнул опешившего Фраду под локоть - точь-в-точь как несколькими минутами раньше это сделал Кто-то совсем невидимый.

Гуцуляк Олег Борисович - страница 49,
Игра путь детей к познанию мира, в котором они живут,
Затверджено - страница 18,
МЕТОДИКА КОРРЕКТИРОВКИ РЕЧЕВОГО ДЫХАНИЯ - Особенности развития речи детей дошкольного возраста,
5.4. Совершенствование правовых основ деятельности обществ взаимного страхования,
Б. В. Томашевский - страница 19,
AudiA4 - Abs, 4 Air-Bag, гур, климат-контроль, сигнализация, иммобилайзер, центральный замок, cd-проигрыватель,...,
Кріпості у великих городах, містечках та селах - Історія Слобідської України харків видавництво «основа» при харківському...,
Из дневниковых записей - А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения,
3. документация об аукционе в электронной форме - страница 21,
I. Краткие сведения о лицах, входящих в состав органов управления кредитной организации эмитента, сведения о банковских счетах, об аудиторе, оценщике и о финансовом консультанте кредитной организации эмитента, а также об иных лицах, подписавших проспект - страница 29,
Україна на Старому Арбаті - України Любові Богдан Використані також світлини Юрія Безкровного І Віктора Гіржова...,
Автономної Республіки Крим, місцевих рад та сільських, селищних, міських голів ( Відомості Верховної Ради (ввр), 2004, n 30-31, ст. 382 ) Цей закон - страница 6,
Законы существования текстов в обществе 32 - страница 10,
Начальнику Дмитровского то ОАО «Мосэнергосбыт» Жулеге К. А,
Iv. Градостроительное зонирование территории муниципального образования Сертолово Всеволожского муниципального района Ленинградской области 69 - страница 6,
«Ценообразование» - Аннотации программ учебных дисциплин основной образовательной программы по направлению подготовки 080100. 62,
Глава III - Вэтот день нечего было и думать о прогулке,
а. Жизнь - Философская энциклопедия гегеля,
Состоялась Первая Конференция директоров по науке и инновациям 10 Подведены итоги IV инновационно-промышленного форума «Технологический прорыв. Механизмы развития национальной инновационной системы» 12 Прошла презентация - страница 32,
К.Кастанеда: путь к абсолютной свободе - Ч. С. Кирвеля Утверждено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебник,
Україна,
Российские сми о мчс мониторинг за 23 июня 2011 г - страница 35,
Юрий Иванович Чирков - страница 7,