Горбачев М. С - страница 26

^ Савенко Ю.И. Григорий Мелехов Михаила Шолохова – предтеча перестройки Михаила Горбачева
Почему власть коммунистов в 1991 г. рухнула мгновенно? Для меня это является большой загадкой. Атрибутика коммунистического режима сметалась народом с каким-то остервенением, удовольствием. Со стороны коммунистических руководителей не было ни восстаний, ни активных протестов, ни драк за кресла и политические взгляды, ни самоубийств, ни истеричных воплей: «3а Ленина, за Сталина! За Брежнева!»

...Но ещё бóльшую загадку представляет поведение рядовых членов компартии и им искренне сочувствующих! Создаётся впечатление, что и рядовые партийцы, и их руководители всех рангов, и всё остальное население страны хотели одного и того же: чтобы вся партия и производимые ею институты рухнули. И они рухнули. Почему? С чего и когда начиналась Перестройка? В марте 1985? В ноябре 1982? Она начиналась с 25 октября 1917 года. Доказательством того является русская литература советского периода и на первом месте – М.А.Шолохов.

Шолохов показал, что Великая Октябрьская революция заставила многих людей заниматься не свойственными им делами: рубить шашкой, колоть пикой, расстреливать себе же подобных. О мирном труде приходилось только мечтать. А все великие идеи революции держались на самых низменных качествах души человека. Внутренне порядочный, честный, гуманный должен был наступать на собственное горло и сердце растаптывать. Революция поднимала в душе простолюдина, обывателя всю муть. Настраивала громадную часть населения на то, чтобы отнять, присвоить, конфисковать, затем учесть, потом распределить. Но не произвести! Хлеб, одежду, квартиры... Человек не был свободен в выборе своей судьбы. Всё творчество Шолохова доказывало, что в стране, объятой пламенем революции, все занимались не своим делом.

«Донские рассказы». Любой из них – это протест против безумия войны, которая несёт страдания, смерть, разруху, сиротство. Герои рассказов вовлечены в грандиозные, но не понятные им вихревые, грозные, жестокие, кровавые события. Они сражаются, убивают, пытаются осмыслить действительность, – и не принимают её, протестуют, мечутся, восстают, убегают от кошмарной действительности, а если это невозможно сделать, – перешагивают через свою волю, ломают свои представления о человеческом счастье, достоинстве, семейном благополучии.

Рассказ «Жеребёнок» опрокидывает наше читательское представление о том, что казаки – самый воинственный народ. Молодой писатель показал, что казак – это крестьянин в первую очередь, это человек безраздельно слитый с природой, он тонко её чувствует, мечтает о мирном крестьянском труде. Увидев тонущего в реке жеребёнка, обе враждующие стороны прекращают стрельбу, наблюдая, как отважный казак, рискуя утонуть, спасает жеребёнка. Малый спасён. И вдруг с противоположной стороны раздаётся одиночный винтовочный выстрел – и казак падает, убитый безумцем.

Рассказ «Родинка» – это осуждение авантюристической затеи большевиков, которые раскололи Россию, весь мир на два враждующих лагеря, готовых в слепой ненависти уничтожить себя. В бою старый казак убивает молоденького бойца – щенка желторотого. Стаскивая с убитого сапог, матёрый казачина узнаёт в нём по родинке на ноге своего сынка. Отец убил своего сына! Какие тут идеи о всемирной социалистической революции! Тут же отец убивает и себя. выстрелив себе в рот...Сумасшедшая истерия. В рассказе «Родинка» сконцентрировалась главная философская мысль гениального писателя, дело Октября в конечном итоге обречено на самоуничтожение и крах: гибнут и «отцы», и «дети», и сама идея.

В «Поднятой целине» абсолютно все главные герои тоже занимаются не свойственным им делом, насилуя и своё человеческое естество, и своё представление о счастье, справедливости. Бывший матрос, питерский рабочий Семен Давыдов, никогда в жизни не видевший крестьянского труда, направляется мудрыми партийцами с Севера в сторону южную руководить сельскохозяйственными работами! Нелепость! И смех, и грех!.. Крестьян сгоняют в колхоз, – а они, глупые, не хотят, сопротивляются. Протест выражают по-разному: Кондрат Майданников слёзы льёт над любимыми быками, а дед Щукарь рискуя здоровьем даже съел свою телушку. Яков Лукич Островнов, по сегодняшним меркам – крепкий, передовой фермер, лишенный почвы, вынужден вредить коллективному хозяйству. Не понимая, почему и кем он лишён возможности свободно и производительно трудиться, мечется, раздваивается, убивает свою мать. Пропитавшись идеей всемирной революции, Нагульнов с револьвером бегает по станице, отнимая у своих сельчан хлеб…

Сатирически изображенные райкомовские работники, ни бельмеса не понимающие в жизни и труде сельского жителя, крестьянина, обобществляют, сгоняют, рапортуют. Трудно назвать хотя бы одного человека в «Поднятой целине», который бы занимался радостно и плодотворно своим делом. Разве что кузнец. Да дед Щукарь. Но и тот не избежал соблазна стать коммунистом, чтобы получить «портхвелю» и какую-нибудь должность... И опять же: главный носитель и исполнитель коммунистической идеи прекраснейший, а в сущности несчастный человек Давыдов погибает…

Роман-эпопею «Тихий Дон» можно смело назвать энциклопедией протеста и борьбы российского народа против активно воинствующего социализма. Самое удивительное явление в истории советской литературы – это публикация «Тихого Дона» в эпоху Сталина, когда, казалось, ни одна идеологическая муха, желающая развалить завоевания Октября, не могла просунуть нос ни в один советский журнал. А.М.Горького надо реабилитировать только за одно то, что он смело отстоял перед Сталиным право на жизнь романа-эпопеи М.А.Шолохова «Тихий Дон», когда была приостановлена публикация романа.

Если вспомнить о Григории Мелехове, в конце концов загнанном и затравленном советской властью в лице Михаила Кошевого, то с уверенностью можно утверждать, что перестройка 1985 года начиналась в 1917 году, когда метались все: и Мелехов, и Кошевой, и Штокман, и Бунчук, и Фомин. Резко менялись взаимоотношения между людьми. В марте-апреле 1918 г. взаимоотношения Кошевого и Мелехова были вполне дружескими. Но вот Кошевой стал начальником – руководителем хуторского ревкома. И в январе 1919 г. происходит резкий поворот во взаимоотношениях Кошевого и Мелехова. Григорий зашёл в ревком откровенно поговорить о советской власти, «о чём думал в эти дни, что копилось в нём и искало выхода. Стал он на грани в борьбе двух начал, отрицая оба их». Григорий ставит вопрос ребром перед партийными работниками: «Чего она даёт нам, казакам?»

Иван Алексеевич отвечает Григорию: «Власти тоже дюже не касайся, потому – я председатель, и мне тут с тобой негоже спорить. Твои слова – контра! – холодно сказал Иван Алексеевич, но глаз на Григория не поднял... – ты советской власти враг!» Вот так: задаёшь партийному работнику животрепещущие вопросы – значит враг! Арестовать! Взять на заметку! Думающим людям надо было прикидываться дурачками, не высовываться, не поднимать головы – иначе лихие партийцы срубят её.

Григорий не понимал, почему крестьяне должны сдавать государству все излишки зерна и других продуктов сельского хозяйства. Под шумок зачастую выметалось всё. Крестьяне обрекались на голод. Мелехов, который «по старой дружбе пришёл погутарить, сказать, что в грудях накипело», откровенно высказывает своё восприятие действительности: «Казакам эта власть, акромя разору, ничего не даёт!»

Вместо того чтобы помочь Григорию разобраться в сложнейшей обстановке, в аграрной политике партии, Иван Алексеевич командует, грозит: «Казаков нечего шатать, они и так шатаются... И ты поперёк дороги нам не становись. Стопчем!...» Шолохов изображает историческую обстановку правдиво. Художник нашёл единственно верное слово, которое выразило дух новой власти: «Стопчем!» Советская власть и коммунистическая партия рухнули в 1991 году в одночасье, потому что продолжали топтать в каждом чувство собственного достоинства, человеческих прав, инициативность, самостоятельность, независимость от произвола чиновников.

С первых дней существования советской власти между нею и народными массами существовала «невидимая стена», которая с каждой пятилеткой увеличивалась в размерах и в прочности, хотя с каждой трибуны, с каждого плаката, с каждой газетной строки неслась восторженная песнь о неразделимом единстве партии и народа. Шолохов подметил и эту особенность советской действительности в самом зародыше: Иван Алексеевич «с каждым днём всё больше ощущал невидимую стену, разделявшую его с хутором. ..Каменные лица, чужие, недоверчивые глаза, исподлобные взгляды видел на майдане Иван Алексеевич, проводя собрания». Михаил Кошевой просит выдать ему винтовку: «Боюсь идтить с голыми руками». Котляров и Штокман принимают, не долго думая, решение: арестовать подстрекателей. В список попадает и Григорий Мелехов. Семеро были арестованы по плану, и ещё шестеро – для острастки!

Советская власть никогда не боялась в воспитательных моментах палку перегнуть. Чем объяснить хронические перегибы до марта 1953 года? Преданностью революции? осмотрительностью? предосторожностью? Думается, что простым пренебрежением к человеку. Какую меру наказания должны были понести семеро арестованных? По мнению Котлярова и Кошевого, они отбудут наказание в тюрьме – и всё. А что получилось? Казаков расстреляли! Иван Алексеевич сообщает Штокману: «Каких отправили мы ноне – расстреляли в Вешках! Я думал, им тюрьму дадут, а этак что же... Этак мы тут ничего не сделаем! Отойдёт народ от нас, Осип Давидович... Тут что-то не так».

Советская власть почему-то панически боялась людей инициативных, энергичных. Объявлялась беспощадная война так называемым «кулакам» – основной производительной силе в сельской местности. По сути дела «кулак» с шестидесятых годов Х1Х столетия всегда был в русской деревне стержневой силой. Вот с этой самостоятельной, независимой от чиновников силой компартия и советская власть с первых шагов боролись, уничтожая её морально и физически.

В эпопее показано активное неприятие власти коммунистов. Одно восстание следует за другим. Очередное вспыхнуло 11 марта 1919 г. Восставшие станичники избивают Кошевого, и ему только чудом удается избежать смерти после удара вилами в бок. Причины восстания? Из текста эпопеи становится ясным, что главная – недовольство продразвёрсткой и денежными контрибуциями, неправильной, жестокой, огульной политикой к середняку, безосновательные, скоропалительные суды и расстрелы казаков, ошибки и перегибы партийных и советских работников на местах и в политотделе VIII Красной Армии. Расказачивание, вылившееся в массовые аресты, допросы, расстрелы, вызвало у вольнолюбивого южного казачества протест, неприятие советской власти. Восставшие выдвинули лозунг: «3а советскую власть, но против коммуны, расстрелов и грабежей»! Основания у повстанцев для такого лозунга были. Примечателен в этом отношении образ комиссара Малкина, который собирал с хуторов стариков, вёл их в камыши и расстреливал без суда и следствия. И вот этот Малкин чужими жизнями, как бог, распоряжается... «Я, дескать, вас расказачу, сукиных сынов, так, что век будете помнить!»

А как ведёт себя представитель советской власти Мишка Кошевой? 22 мая 19-го года началось отступление повстанческих войск. В Вёшенской появляется Кошевой. Он беспощадно мстит за смерть Ивана Алексеевича Штокмана: «Ходит по хутору, пущает огонь в купецкие и поповские дома», – рассказывает о нём Пантелей Прокофьевич Григорию. Кошевой словно бы сходит с ума: безжалостно, самосудно рубил пленных, жёг брошенные повстанцами курени, в упор расстреливал даже коров и быков, с тремя товарищами выжег дворов полтораста станицы Каргинской. «Хотел он во что бы то ни стало попасть в Татарский, чтобы отомстить хуторянам за смерть Ивана Алексеевича и еланских коммунистов, выжечь полхутора. Он уже мысленно составил список тех, кого надо сжечь...» Попав на хутор Татарский, Кошевой убивает деда Гришаки, а затем поджигает дом Коршуновых. Уезжая в часть, Мишка зажёг подряд семь домов!

Григорий возвращается из армии Буденного на хутор Татарский поздней осенью 20-го года. «Григорий с наслаждением мечтал о том, как снимет дома шинель и сапоги, обуется в просторные чирики, поедет в поле. Он ехал домой, чтобы в конце концов взяться за работу, пожить с детьми, с Аксиньей...» Но мечтаниям Григория не суждено было сбыться: при первой же встрече с Григорием Кошевой, ставший мужем сестры Григория Дуняшки и председателем хуторского ревкома, заявляет Григорию: «Враги мы с тобой... За старые долги надо платить сполна!» Себе-то коммунист Кошевой всё простил! Простил и метания, и колебания, и военные преступления. Григорий более Кошевого имел моральное право на прощение со стороны советской власти, ибо закончил гражданскую войну в коннице Буденного, который после одного боя «перед строем с ним ручкался, и благодарность и эскадрону и ему была». Но Кошевой, опьянённый данной ему властью, ведёт себя как непреклонный командир и крутой начальник: гонит Мелехова регистрироваться в военкомат в Вёшенскую. «Содрогаясь от испуга и отвращения», Григорий решает, как ему быть? Он боится ареста. Он начинает бояться советскую власть. Но всё-таки становится на учёт. Потом рассказывает Аксинье: «Анкету дали заполнить, всю службу там надо описать... часа два сидел...».

Но Кошевой не успокаивается, продолжает преследовать Григория, хочет, чтобы конный патруль арестовал его. Затравленный как волк Мелехов вынужден скрываться, но попадает в руки банды Фомина. Примечательно, что и банду Фомина породили самодурные действия представителей советской власти. Превращение красного командира Якова Фомина в командира восставшего эскадрона, а затем и в бандита происходит под воздействием слишком ретивого командира продовольственного отряда, который, подобно Кошевому, непоколебимо верит в правильность своих действий и приказов.

Трагическая судьба Григория Мелехова многозначна и поучительна. Из истории жизни Мелехова, его поисков своего места под солнцем, его колебаний, заблуждений, ошибок, поисков единственно возможного жизненного пути мы извлекли нравственные и политические уроки всемирного значения, сочувствуя ему, очаровываясь этим человеком. И в этом, без всякого преувеличения, громадный вклад Шолохова в то, что мы были подготовлены, мы созрели для перестройки, начатой Михаилом Сергеевичем Горбачевым.

Критерії (умови) державної акредитації лікувально-профілактичних закладів київ – 2007 зміст - страница 5,
М. М. Громова Г. Жуковский публичный доклад - страница 4,
Методические рекомендации по прохождению учебно педагогической практики направление «Экономика» - страница 6,
За пределами мозга Станислав Гроф - страница 7,
Государственный комитет российской федерации по рыболовству приказ от 28 апреля 1999 года n 96 о рыбохозяйственных нормативах - страница 21,
Восточно-сибирский государственный удк,
Ежеквартальныйотче т,
Техническое примечание - Постановление Правительства Республики Казахстан от 5 февраля 2008 года №104,
Бордовская Нина Валентиновна Реан Артур Александрович     педагогика- учебник - страница 14,
Энтропия - Лабораторный компьютерный практикум,
Вторая  определенная   религия - страница 13,
Тезисы докладов - страница 34,
С. Х. Асадуллина теория и практика разрешения - страница 8,
Российская федерация федеральный закон о несостоятельности (банкротстве) - страница 6,
Пайовик Б. Д., Матисякевич М., Матейко Р. М. Л22 Економічна історія України І, світу: Підручник/ За ред. Б. Д. Лановика - страница 12,
9.8. Социальная защита - Законодательное собрание Красноярского края,
Календарно - тематическое планирование 4 класс (68 часов) - Основная образовательная программа начального общего...,
Российские сми о мчс мониторинг за 20 октября 2011 г - страница 25,
رابعا : مشكلات الكتابة - Сборник научных статей Philology in Polyethnic and Interconfessional Environment: Present...,
Дніпропетровська Обласна Універсальна Наукова - страница 10,
Стаття 190. Порядок визначення бази оподаткування для товарів, які ввозяться на митну територію України, послуг, які поставляються нерезидентами на митній території України,
Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд - страница 6,
4.ВИЛОЧНЫЙ ТИП - Т. Д. Авис +7 (495) 221-61-58 671-42-56 info@avis ru Классификатор механических захватов,
Восемь Пунктов Атлантической Хартии Четыре Свободы Практические шаги в восстановительной работе Подготовка к будущей работе Предстоящее критическое решение - страница 6,