Исследование издано за счет средств - страница 25

^ 2. Названия болезней человека (а также образования на теле, выделения, пороки и недостатки человека)
Названия болезней человека в лезгинском языке по своему составу делятся на простые (непроизводные), производные слова и названия, представляющие собой словосочетания.

^ 1) Простые непроизводные слова

Название болезни в рассматриваемых диалектных единицах передается лексемой азар (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – гІаьзаьр (ахт., джаб.). По утверждению В. И. Абаева, слово иранского происхождения [Абаев 1958: 96]. Н.-И. С. Джадалаев полагает, что этот термин усвоен лезгинским языком из азербайджанског, ср. азерб. азар 1) «болезнь, недуг» 2) «беспокойство, хлопоты» 3) «эпидемия» [Джидалаев 1990: 127]1. Значения данного слова в лезгинском и азербайджанском языках совпадают: андак сагъ тежезей гІаьзаьр кыва «она болеет неизлечимой болезнью», им заз са гІаьзаьр хьана хьи «это для меня одно мучение (стало)», чарадан азар чІугун а) «беспокоиться за кого-либо» б) «терпеть неприятности за другого». Слово употребляется и в устойчивых выражениях: ви ана вуч азар авайди йа? «на какой черт ты там?», ана ви азар авач! «нечего тебе там делать; нечего тебе туда ходить!», букв. «там твоей болезни нет», вун вуч гІаьзаьрзи къынвей аныз физ? (ахт.) «какого черта тебе надо было туда ходить?» Производными от азар являются слова азарлы «больной», азархана «больница», азарлувал «болезненность». Первые два названия заимствованы лезгинским языком из азерб. азарлы, азархана (АРС).

Лексема тІал (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – тал (ахт., джаб.) используется для передачи понятий: 1) «болезнь, недуг» 2) «боль»; гьи тІуб атІайтІани, тІал сад йа погов. «какой бы палец ни порезал – боль одна», тІал атІун «перестать болеть», тІал гьатун а) «распространяться (о боли)» б) «ныть» 3) перен. «желание, цель», вахъ вуч тІал аватІа заз лагь, «какая твоя цель, каково твое желание, скажи мне». Лексема общедагестанская [СИЛДЯ 1971: 135].

Название раны хер в лезгинских диалектах совпадает материально и семантически. Основа исконная, возможно, собственно лезгинская.

Понятие «зуд» в лезгинских диалектах передается единым термином квал. Основа общелазгинская, ср. еще табас. угал [Загиров 1988: 120]. В речи селений Орта-Стал и Юхари-Стал в данном значении используется также один самостоятельный термин хъул.

В значении «нарост, бородавка» употребляется термин матІ. Основа исконная [Хайдаков 1973: 49]. В этом значении в ахтынском диалекте употребляется другой самостоятельный термин гъед, основным значением которого является «звезда». Основа общелезгинская, ср. табас. хяд [Загиров 1988: 117].

Единый для всех лезгинских диалектов термин тІур выражает понятия: 1) «нарост, шишка, прыщ, жировик» 2) «сыпь» 3) бот. «почка»: чиник тІурар кыва (ахт.) «лицо в прыщах», бедензиз тІурар акъатна (ахт.) «тело покрылось сыпью», тарары тІурар акъудзава «деревья распускают почки». Термин тІур передает также омонимичное понятие «ложка». Основа общедагестанская, прослеживаются параллели в других лезгинских языках: цахур. тІур, рутул. тІур, крыз. тІир, хинал.цІу [Хайдаков 1973: 49].

В значении «бородавка» употребляется термин хал в едином звучании. Слово арабского происхождения (САПС). Кроме основного значения, термин выражает понятия 1) бот. «лишай» 2) «плесень»; хал йагъун а) «покрываться «лишаем» б) «покрываться плесенью, «плесневеть», хал йанвай йад «затхлая, застоявшаяся вода» [Талибов, Гаджиев 1966: 339].

Для передачи понятия «чесотка» используется термин хъутур (лит., исп., сал., орт., юх., ках.) – къутур (зиз., ахт., джаб.). Слово тюркского происхождения, ср.тюрк. qotur «короста», «шелуда», «сыпь» [Радлов II: 609]. Представлено и в других дагестанских языках: лак. къутур, авар. хъутур [Джидалаев 1990: 129].

Название пятна в лезгинских диалектах передается единым термином леке. Слово иранского происхождения (САПС). Слово употребляется и в переносном значении «позор, бесчестие»: андавай зак са лекени кутаз жезач (ахт.) «он не сможет опозорить меня».

Двумя фонетическими вариантами передается понятие «парша»: гачал (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – качал (ахт., джаб.). Слово тюркского происхождения [Джидалаев 1990: 128]. Кроме своего основного значения, слово выражает также понятия: 1) «человек с паршой (на голове)» 2) перен. «паршивец» 3) «паршивый, с паршой (на голове)»; гачал кьил «паршивая голова» [Талибов, Гаджиев 1966: 84]. Представлено также в лакском (качал) и даргинском (кечел) языках [Джидалаев 1990: 128].

Для передачи понятия «оспа» в лезгинских диалектах используется единый термин цІегъер, который представляет собой форму множественного числа от лексемы цІегь со значением «коза». Основа общедагестанская [СИЛДЯ 1971: 152; Хайдаков 1973: 22].

Болячка, язва в лезгинском языке именуется карат. В ахтынском диалекте представлен фонетический вариант кер: чин керар къынва (ахт.) «лицо покрылось болячками». Семантика этого слова широка. Кроме значения «болячка, язва», оно выражает также понятия: 1) «корка (болячки)»; хире кер къынва (ахт.) «рана покрылась коркой» 2) «околыш»; карцелай чІар фенвай бармак «папаха с облезлым околышем» 3) «обод»; сафунин кар «обод сита» [Талибов, Гаджиев 1966: 151].

Ветрянка именуется чІулукар (ахт.) – чІоьлуькар (джаб.). Слово употребляется только в форме множественного числа.

Двумя фонетическими вариантами передается понятие «золотуха»: визи (лит., исп., сал., орт., юх., ках.) – везе (ахт., джаб.). Слово заимствовано из азербайджанского языка [Селимов 2001:103].

В значении «чирей» в лезгинском языке употребляются две лексемы: буьвел (лит., исп., сал., зиз., ках.) – швал (ахт.). По-видимому, основы исконные.

Для обозначения экземы в лезгинских диалектах употребляются разные лексемы. В литературном языке и диалектах кюринского наречия употребляется слово таразум (лит., исп., сал., зиз., ках.) – таразун (орт., юх.). В ахтынском диалекте в данном значении употребляется описательное название пІеркІуь квак, состоящее из двух самостоятельных слов исконного происхождения – пІеркьуь «слепой» + квак «червь» , букв. «слепой червь».

Термин цІарнах (лит., исп., сал., орт., юх., ках.) – цІирнах (зиз., ахт.) – цІернех (джаб.) обозначает «лишай». Основное значение данного слова – «гусеница».

Для передачи понятия «рябой» в лезгинских диалектах используется термин чупур (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – чыпыр (ахт.). Слово заимствовано из азербайджанского языка, ср. азерб. чопур «оспа»; «рябой; рябой человек» [Джидалаев 1990: 130].

Мозоль и волдырь в лезгинском языке передаются единым термином къабар. По свидетельству Н.С.Джидалаева, слово заимствовано из азербайджанского языка, ср. азерб. габар 1) «мозоль» 2) «волдырь» [Джидалаев 1990: 129].

Человек с редкими усами и бородой, безбородый человек в лезгинском языке именуется кваса. Данное слово выражает и переносное значение – «паяц, комик, клоун (выступающий обычно с канатоходцами)». Во втором значении употребляется и самостоятельный термин къабачи. Во втором значении в ахтынском диалекте употребляется только термин къабачи. Слово кваса заимствовано из азербайджанского языка, ср. азерб. коса «человек с редкой бородой» и представлено также в других дагестанских языках: лак., авар., дарг. куса «безбородый мужчина» [Джидалаев 1990: 128].

Понятие «озноб» в лезгинском языке передается двумя вариантами: фул (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – ыфыл (ахт.). Данная лексема употребляется также в значении «лихорадка»: анда ыфыларзава «она лихорадит», зак фул акатна «меня лихорадит» букв. «ко мне лихорадка попала».

Значение «корь» в лезгинском языке передается двумя самостоятельными лексемами йарар (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – гьилевар (ахт.) – гьилийар (джаб.). Происхождение слов неясно.

Двумя фонетическими вариантами купул (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – кыпыл (ахт., джаб.) передается понятие «ревматизм».

В значении «кашель» употребляется самостоятельная лексема угьуь (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – уьхІуь (ахт., джаб.). Основа звукоподражательная, общедагестанская [СИЛДЯ 1971: 136].

Тремя фонетическими вариантами передается понятие «мигрень»: мазула (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – мызыла (ахт.) – музула (джаб.). В ахтынском и джабинском диалектах налицо гармония гласных. Данное слово имеет также значение «ноющая боль в суставах». Происхождение слова неясно.

Значение «паралич» передается лексемой фалудж (лит., исп., сал., ках.) – фалидж (орт., юх.) – фалыдж (джаб.) – фалыж (ахт.). Слово арабского происхождения (САПС). В речи селения Зизик, кроме самостоятельной лексемы фалидж, используется также и описательное название, состоящее из двух самостоятельных исконных слов кІарас хьун букв. «задеревенеть».

Понятие «малярия» передается самостоятельной лексемой цІайар (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.). Данное слово является формой множественного числа лексемы цІай с основным значением «огонь». В литературном языке значение «малярия» передается и формой единственного числа: буьркьуь цІай «хроническая малярия», цІун дава «средство от малярии», цІайар атІун «перестать болеть малярией», цІай акатун а) «заболеть малярией» б) «гневаться, сердиться»; адан чандик цІай акатна «он страшно разгневался» [Талибов, Гаджиев 1966: 360]. В ахтынском и джабинском диалектах представлен другой самостоятельный термин къиздирма со значением «малярия». По утверждению Н. С. Джидалаева, лезгинский язык заимствовал данный термин из азербайджанского языка, ср. азерб. гыздырма I) «жар, горячка» 2) «малярия, лихорадка» [Джидалаев 1990: 129].

Понятие «курносый» в лезгинском языке передается самостоятельным термином битІиш (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – пІитІиш (ахт., джаб.). В ахтынском и джабинском диалектах произошло оглушение начального согласного с последующей абруптивизацией.

Термином лал передается в лезгинских диалектах понятие «немой». Слово иранского происхождения (САПС).

Во всех лезгинских диалектах в значении «здоровый» употребляется термин сагъ, усвоенный из азербайджанского языка, ср. азерб. сагъ «живой, здоровый» [Селимов 2001 : 381].

В значении «слепой» употребляется самостоятельный термин буьркьуь (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – пІуьркьуь (ахт.) – пІеркьи (джаб.). В ахтынском и джабинском диалектах наблюдается оглушение начального звонкого смычного с последующим переходом его в абруптив пІ. В редких случаях в значении «слепой» используется термин кур. Производными от кур являются курвал «слепота», курбазар «обмен вслепую, обмен однородных вещей без предварительного осмотра». Слово заимствовано из азербайджанского языка, ср. азерб. кор «слепой» (АРС).

Единым самостоятельным термином къебз (лит., исп., сал. , зиз. орт., юх., ках.) – къепс (ахт., джаб.) передается понятие «запор». Слово арабского происхождения (САПС).

Самостоятельный термин цуькІуьн является единым для всех диалектных единиц лезгинского языка и выражает понятие «слюна». В стальском говоре в данном значении используется параллельно другой самостоятельный термин тфу.

Лексема тфу во всех лезгинских диалектах обозначает «плевок». Основа звукоподражательная. Понятие «слюна» передается также термином гъер. Общедагестанская основа, ср.: хинал.гъергъ, крыз. регъ, арчин.херх, удин. хе, лак. хьурхь (слизь), рутул. хьирхь (слизь), цахур.рихь [Хайдаков 1973: 51].

Три разных по происхождению самостоятельных термина бархун (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – палхун (ахт., джаб.), гьура и ирин (лит., исп., сал., зиз., орт., юх. , ках., джаб.) – нерин (ахт.) передают одно понятие «гной». Первые два названия имеют исконное происхождения [СИЛДЯ 1971: 136; Хайдаков 1973: 50], а последнее заимствовано из азербайджанского языка, ср. азерб. ирин «гной» (РАС).

В значении «пот» употребляется самостоятельный термин в трех фонетических вариантах гьекь (лит. , исп. , сал. , зиз. , джаб. , ках.) – гьаькь (орт., юх.) – йекь (ахт.). Основа исконная [Хайдаков 1973: 50].

Понятие «мокрота» передается самостоятельной лексемой балгъан (лит., исп., сал., зиз., орт., юх. , ках.) – палгъан (ахт., джаб.). Слово арабского происхождения, возможно, тюркское посредство, ср. тур. balgam (РТС 1972: 408]. В ахтынском и джабинском диалектах произошло оглушение начального звонкого смычного б.

В лезгинском языке два самостоятельных термина цвар (лит., исп., сал., джаб.) – чвар (ахт.) и чухь (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – чыхь (ахт.) передают одно понятие «моча». Основы исконные. Лексические параллели прослеживаются и в других дагестанских языках [Хайдаков 1973: 50].

Жидкое испражнение (при поносе) в лезгинском языке обозначается единим термином цили (лит., исп., сал., зиз., ках., ахт., джаб.) – цулу (орт., юх.). Основа исконная.

Понятие «слеза» в лезгинском языке передается единым термином нагъв. Основа общедагестанская [Хайдаков 1973: 50]. При словоизменении ауслаутный гъ переходит в къ: нагъв > мн.ч. накъвар.

В лезгинском языке употребляются некоторые названия болезней, заимствованные из русского языка: рак, бурцеллез, тиф, бронхит, чахутка, рахит.

2) ^ Производных терминов, обозначающих названия болезней, в лезгинском языке меньше, чем простых слов.

Ряд слов образован от имен прилагательных посредством абстрагирующего суффикса -вал: бишивал (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – пишивал (ахт., джаб.) «глухота» < биши «глухой», кимивал «безумие» < кими «безумный», кьуьзуьвал «старость» < кьуьзуь «старый», ахмакьвал (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – агьмакьвал (ахт., джаб.) «глупость» < агьмакь «глупый», лалвал «немота» < лал «немой».

Производный термин саралух (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – саралых (ахт., джаб.) «болезнь Боткина (желтуха)», заимствован из азербайджанского языка, ср. азерб. сарылыг (РАС).

Встречаются названия болезней, включающие два словообразовательных суффикса: такьат-суз-вал // къуват-суз-вал «бессилие, слабость», акьул-суз-вал (лит., исп., сал., зиз., орт., юх.. ках.) – гІакьыл-сыз-вал «безумие».

В приводимых ниже производных названиях болезней в ахтынском диалекте элемент -наг, -аг, возможно, выполнял роль словообразовательного аффикса: суьзенаг (ахт., исп.) «цистит», ср. тюрк. суьзмек «цедить», дуьгвенаг (ахт.) «абсцесс», тишенаг «флюс». В речи сел. Орта-Стал встречается название болезни хийараг «опухание желез под мышкой». В ахтынском диалекте также зафиксировали название этой же болезни хийар, не оформленное суффиксом -аг. Хийар буквально означает «огурец», так что, возможно, название дано по сходству с огурцом, хотя огурец в ахтынском диалекте обозначается лексемой алфынаг, а слово хийар употребляется только для обозначения болезни. Термин хийар заимствован из азербайджанского языка, ср. азерб. хийар (РАС).

Посредством непродуктивного суффикса -руф, -рыф, возможно, образован и термин «жировик»: цІумаруф (лит., исп., сал.) – цІымарыф (ахт., джаб.), ср. хинал.цІу, лак. пицІу, гинух. цикІва «прыщ» [СИЛДЯ 1971: 137].

Наряду с распространенным в большинстве лезгинских диалектов термином чІирчІир «панариций» в джабинском диалекте употребляется производный термин, образованный от названия ногтя кек > мест.п. кике + -ган > кикеган.

От прилагательного чап «косой, кривой, покосившийся» посредством непродуктивного словообразовательного суффикса -рас образован термин чапрас «косоглазие».

Возможно, какую-то словообразовательную функцию выполнял начальный элемент буь в термине буьваьл (зиз., орт.) «фурункул», ср. джаб. вел в этом же значении.

Название болезни мухатІил (лит., исп., сал.) – мыхатил (ахт.) «ячмень (на глазу)» образовано от лексемы мух//мых «ячмень» с помощью непродуктивного словообразовательного суффикса -тІил (-тил). Название дано по сходству.

Непродуктивными суффиксами выступают -ац, -гъан, -кІ в терминах тІапІац (ахт.) «отсутствие волос» < тІаб (лит.) – тІапІ (ахт.) «колода» + -ац; шкІикІ (ахт.) «эпидермофития» < шкІи «шиповник» + -кІ, агъургъан (орт., ахт.) «крапивница» < агъур + -гъан.

3) Самую большую группу составляют сложные слова и словосочетания.
^ 3) Сложные слова
а) целый ряд названий болезней в лезгинском языке образован способом редупликации:

куркур (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – кыркыр (ахт., джаб.) «мозоль», зурзун (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – зырзын (ахт., джаб.) «дрожание», тІветІвел (лит., исп., сал., зиз., юх., ках.) – тІетІаьл (орт.) – чилчил (джаб.) «веснушка», чІирчІир (исп., сал.) – чІирчІир // кикеган атын (джаб.) – чІырчІыр (ахт.) «панариций», кьиникь (лит., исп., сал., зиз., ахт., джаб., ках.) – кьиникь // аджал (орт., юх.) «смерть»;

б) сложные слова, образованные сложением двух слов, не столь многочисленны: экуькъирав «близорукий» < экуь «светлый» < экв «свет» + къирав «иней, изморозь»; «пелена».
Словосочетания
а) словосочетания, образованные сочетанием имени существительного в именительном падеже единственного числа с глаголом: цвар кьун (исп., сал.) – чухь кьун (орт., ох.) – суьзенаг (зиз.) - чвар къын (ахт.) – цвар къын (джаб.) «отсутствие мочи», букв. «мочу держать»; вил экъечІун (орт.) «вид фурункула», букв. «глаз выйти» (для лечения этой болезни используется глаз животного, который ставится на больное место); нефес кьун (исп., зиз., орт., юх.), букв. «дыхание держать» - нефес дар хьун (юх.) – нефес дар хьын (ахт., джаб.), букв. «дыхание тесным стать» – бамиш хьун (исп.) – баьмиш хьун (зиз.) – быгъмыш хьын (ахт., джаб.) «удушье»; дубур аватун (исп., зиз., орт., юх., ках.), букв. «прямая кишка упасть» – дубур акъатун (сал.), букв. «прямая кишка выйти» – рад аватын (ахт., джаб., букв. «кишка выпасть») «выпадение прямой кишки»; йак кьин «гангрена», букв. «мясо умереть»; ахвар квахьун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – ахвар кывахьын (ахт., джаб.) «бессонница», букв. «сон пропадать»; руфун аватун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – рыфын аватын (ахт., джаб.) «грыжа», букв. «живот упасть»; къен кьун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – къен къын (ахт., джаб.) «колит», букв. «внутренность держать»; рикІ кун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – рикІ кын (ахт., джаб.) «изжога», букв. «сердце гореть»;

б) словосочетания, в которых первый компонент, выраженный именем существительным, оформлен родительным падежом: йапун тІал (нсп., сал., орт., юх.) «отит», букв. «уха боль»; дуркІунрин азар (исп.) – дуркІунрин йуьзуьр (орт., юх.) – тІукІунрын гІаьзер (ахт.) – тукІунрын гІаьзер (джаб.) «нефрит», букв. «болезнь почек»; сивин пад акъатын (ахт.) «заеда», букв. «рта край выйти»; хамунин азар (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – хаман гІаьзер (ахт., джаб.) «дерматит», букв. «болезнь кожи»; цин цІегьер (юх.) «водянка», букв. «водяные козы»; туьтерин азар (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – туьтвер гІаьзер (ахт., джаб.) «дифтерия», букв. «горла болезнь»;

в) словосочетания, в которых первый компонент – имя существительное оформлено эргативным, дательным или местными падежами: рикІи фаз ишлемишын // рикІи хІаьраькет авун (ахт.) – рикІи фад квалахын (джаб.) «сердцебиение», букв. «сердце быстро работать»; къанди кьун (юх.) «шок», букв. «кровь держать»; хамуниз хар акъатун (исп., сал., зиз.) – хамуниз цак акъатун // хамуниз хар акъатун (орт., юх.) – хаманыз хар акъатын (ахт., джаб.) «гусиная кожа», букв. «на коже горошек появиться»; кьилиз иви йаьгІаьн (ахт., джаб.) «кровоизлияние», букв. «в голову кровь ударить»; пІызаррыз кыркыр акъатын (ахт., джаб.) «герпес» , букв. «губам волдырь появиться»; ратунал тІвал хьун (исп., ках.) – ратунал тІал хьун (сал., орт., юх., зиз.) – ратанал тІвал акъалтын (ахт.) – ратанал тІвал хьын (джаб.) «заворот кишок», букв. «на кишке узел появиться, стать», вилел цуьк хьун (исп., зиз., юх., ках.) – вилал цуьк хьун (орт.) – вилел цуьк хьун // вилел хуш акьалтун (сал.) – улал цуьк хьын (ахт.) – уьлел чуьк атын (джаб.) «катаракта», букв. «на глазу цветок появиться»; кІвачел залан хьун (исп., зиз., ках.) – кІвечел залан хьун (сал.) – кІвачаьл залан хьун (юх., орт.) – кІвачал агъыр хьын (ахт., джаб.) «забеременеть», букв. «на ноге тяжелым стать»; гьалдай фин (исп., сал., орт., юх., ках.) – гьаьлдаьй фин (зиз.) – хІалзā фин (ахт.) – хІалдā фин (джаб.) «слабость», букв. «из состояния выйти»;

г) словосочетания, состоящие из имени прилагательного и глагола: мекьи хьун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – мекьи хьын (ахт., джаб.) «воспаление», букв. «холодным стать»; биши хьун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – пиши хьын (ахт., джаб.) «глухота», букв. «глухим стать», чІур хьун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – чІыр хьын «припадок», букв. «плохим стать»; куьк хьун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – куьк хьын (ахт., джаб.) «ожирение», букв. «жирным стать»; бехъи хьун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – пехъи хьын (ахт., джаб.) «бешенство», букв. «бешеным стать»;

д) глагольные словосочетания: акъадж хьун (орт., юх.) – акъаз хьын (ахт.) – акъадж хьын (джаб.) «растяжение»; зурзун акатун (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – зырзын кыткын (ахт., джаб.) «лихорадить (от высокой температуры)»; иринламиш хьын (джаб.) «нагноение», йарх хьын (ахт.) «припадок»; быгъмыш хьын (ахт., джаб.) «удушье».

Необходимо отметить, что в лезгинском языке большинство названий болезней человека могут быть оформлены как единственным, так и множественным числом:

тІур – тІурар «нарост, шишка, прыщ, жировик», экуькъирав - экуькъиравар «близорукий, хал – халар «родинка», уьгьуь – уьгьуьяр (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – уьхІуь (ахт., джаб.) - уьхIуьйар «кашель» и т.д.

Встречаются случаи, когда названия болезней человека имеют форму только одного числа – единственного или множественного:

а) названия болезней человека, употребляющиеся только в единственном числе:

тиф «тиф», саралух (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – саралых (ахт., джаб.) «болезнь Боткина (желтуха)», рак (лит., исп., ахт., джаб.) – кьак (сал., юх., орт.) – рак // эрез-мерез (зиз.) «рак», фул (лит., исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – ыфыл (ахт.) «озноб», мазула (исп., сал., орт., юх., ках.) – музула (зиз.) – мызыла (ахт., джаб.) «мигрень», бугъма (лит., исп., сал., зиз., орт., юх.,) - быгъма (ахт., джаб.) «скарлатина» , бубасил (исп., сал., зиз., орт., юх., ахт., джаб.) «геморрой», ваба (ахт.) «чума», ифин (ахт., джаб.) «жар», цІарнах (исп., сал., орт., юх., ках.) – цІирнах (ахт., зиз.) – цІернех (джаб.) «трихофития», таразун (орт., юх.) «экзема», фалидж (орт., юх.) – фалыж (ахт.) – фалыдж (джаб.) «паралич», суьзенаг (ахт., исп.) «цистит», хийараг (орт.) «опухание желез под мышкой», кидав (ахт.) «лимфаденит», хъул (орт., юх., ках.) «зуд», везе (ахт., джаб.) «диатез»;

б) названия болезней человека, употребляющиеся только в форме множественного числа: ярар (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – гьилевар (ахт.) – гьилияр (джаб.) «корь», цІегьер «оспа», чІулукар (ахт.) – чІоьлуькар (джаб.) «ветрянка», цІаяр (исп., сал., зиз., орт., юх.) «малярия», чидрикьар (ахт.) «веснушки», тымавырар (ахт.) «насморк».

Наблюдаются случаи, когда в разных диалектах лезгинского языка встречаются различные названия одних и тех же болезней человека, чем создаются синонимические пары:

ярар (исп., сал., зиз., орт.) – гьилевар (ахт.) – гьилияр (джаб.) «корь», квал (исп., сал., зиз., ахт., джаб.) – квал// хъул (орт., юх., ках.) «зуд», лахта (исп., сал., зиз., орт., юх., ках.) – кырыт (ахт., джаб.) «сгусток крови», цІаяр (исп., сал., зиз., орт., гах., ках.) – къиздирма (ахт., джаб.) «малярия», цвар кьун (исп., сал.) – чухь кьун (орт., юх.) – чвар къын (ахт.) – цвар къын (джаб.) «задержка мочи», ирин (исп., джаб.) – гъура (сал.) – гъура // ирин (зиз., орт., юх.) – нерин // гъура (ахт.) «гной», аялдал чла хьун (зиз.) – рахит (ахт., джаб.) «рахит», нефес кьун (исп., сал., зиз., орт., юх.) – быгъмыш хьын (ахт.) «удушье», тирш авун (зиз.) – сабыр авун (ахт.) «чихание», рикІин теспачавал (юх.) – рикІи йаьгІаьн (ахт.) «сердцебиение», матІ (лит., исп., сал., зиз., орт., юх.) – гъед (ахт.) «нарост, бородавка».

Болезни человека могут называться по-разному не только в различных диалектах лезгинского языка, но и внутри одного диалекта: чІирчІир // кикегъан атын (джаб.) «панариций», рак// эрез-мерез (зиз.) «рак», тфу//цуькІуьн (юх.) «слюна», нерин гаткын // кацыгъын (ахт.) «гноиться», галатун // инджикли хьун (юх.) «утомление, усталость», чухь галахьун // чухь кьаз тахьун (юх.) «недержание мочи», илизун // тирш ягъун (юх.) «чихание», хамуниз цак акъатун // хамуниз хар акъатун (юх.) «гусиная кожа», кутІун // вили хьун (юх.) «кровоподтек», ксун // цацар акьахун // далуда цеквер къекъуьн (юх.) «бегание мурашек по спине», нефес кьун // бамиш хьун // хур кьун // нефесд азар (юх.) «удушье», сивер акъатын // кьак кыткын (ахт.) «воспаление рта у взрослых», эхир нефес // чан гын (ахт.) «агония» (букв. «последнее дыхание» // «душу отдать»).

Пословицы и поговорки, связанные с болезнями человека: адавай иливариз хьанач, вилерай хтана «он не сумел переварить, все вышло из глаз»; акьулсуз дустунилай акьуллу душман хъсан я «умный враг лучше глупого друга»; буьркьуьдан мурад экв акун йа «мечта слепого – увидеть свет»; буьркьуьда буьркьуьдаз рехъ къалурда «слепой слепому путь укажет»; ахмакьдахъ галаз цуькІ цана кІватІ хъувун четин йа «трудно сеять и собрать просо с глупцом»; гъилин хер фад алатда, мецин хер ваъ «рана от руки заживает быстро, а рана от языка нет»; делидан ламни дели жеда «у сумасшедшего и осел бывает сумасшедший»; гачал хьуниз килигмир, бахтуниз килиг «не смотри что плешив, а смотри что счастлив»; кІараб сагърай, йакІар хкведа «лишь бы кости были целы, а мясо нарастет»; кІвач кІваляй хада «нога ломается дома»; кІел авурдан вилер экуь, кІел тавурдан вилер буьркьуь «у того, кто грамотен, глаза светлы, а у того, кто безграмотен, глаза слепые»; лагьайди ахмакь хьайитІани, ван хьайиди акьуллу хьана кІанда «говорящий если глуп, слушающий должен быть умным»; лагьайтІа кьил тІар жеда, талгьайтІа рикІ «если говорить, голова будет болеть, а если молчать, то сердце будет болеть»; рагъ атайла, гачала вичин кьил чухвада «когда восходит солнце, плешивый начинает чесать свою голову»; рикІ тар жезалзи, гъилаьр тар хьын хъсан йе (ахт.) «чем сердце будет болеть, пусть лучше руки болят»; севрен йак купулдин дарман йа «медвежье мясо – лекарство от ревматизма»; сагъ кьилик кьваркьвар кытІымир (ахт.) «не вмешивайся в чужие дела», букв. «здоровую голову не завязывай тряпками»; тІазвай сухан дарман акъудун йа «лекарство для больного зуба - вырвать его».
ПРИЛОЖЕНИЕ 6* - Нормативных документов Государственной,
Как известно из истории бега на выносливость, встречаются спортсмены мирового класса П. Нурми, Э. Затопек, М. Гаммуди, К. О брайен, Р. Кларк, Ф. Бейи, М. Бойт, К,
1. Основные понятие информационного менеджмента - страница 4,
Состояние школьного травматизма - Учреждения по Уставу,
Программа Организации Объединенных Наций по окружающей среде Distr.: General - страница 20,
Тэк сегодня вторник, 14 апреля 2009 г. Содержание - страница 19,
Сводный каталог периодических изданий, выписываемых библиотеками и учреждениями города Ханты-Мансийска на 1-полугодие 2009 года - страница 15,
Cols=2 gutter=24> 2004/№4 Засновники - страница 17,
Тема : «Мои увлечения» (второй урок),
ТРИВИМІРНІ ГРАФІКИ: ПОБУДОВА стовпчикової ДІАГРАМИ - О. О. Метешкін, д-р техн наук, проф. Харківського військового...,
Широкорад Александр Борисович Россия Англия: неизвестная война, 1857-1907 Предисловие и в воинственном азарте Лорд британский Пальмерстон Поражает Русь на карте указатель - страница 12,
Федор Михайлович Достоевский - страница 14,
Раздел IV. Движение дел в судебной системе Российской Федерации - Подразделы 1,2,3 -кузнецова И. С., Петрова И....,
О системе управления качеством и безопасностью медицинской деятельности в части контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи в Красноярском крае и внутреннего контроля (методические рекомендации) - страница 27,
2. Автореферат - Александр Акулов СКВАЖИНА,
Академии наук - страница 24,
Мохаммеда Закария Гонеймапервая книга - страница 8,
Тема 5. Основы планирования. Бюджетирование и контроль за исполнением бюджетов - Тема Сущность управленческого учета 3,
Решением Общего собрания участников Общества с ограниченной ответственностью «Алькор и Ко» - страница 27,
Глава II Технологии противостояния наркотизму - Основы собриологии (лекции по антинаркотическому воспитанию),
Игорь Калинаускас Жить надо - страница 10,
Одобрено умс юридического факультета арбитражный процесс и арбитражное исполнительное производство Учебно-методический комплекс Для специальности 030501 «Юриспруденция» Москва 2008 - страница 8,
2.3 Организация взаимодействия структурных - Отчёт по самообследованию к аккредитации,
Всовременном мире осталось слишком мало арен, где только мужество и воинский дух определяют победителя в сражении гладиаторов - страница 5,