ВРЕМЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ - Монография посвящена малоизученной проблеме лич­ностной организации...

Глава 5

^ ВРЕМЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ

1. ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ В ЖИЗНИ

Среди упомянутых нами в начале общих временных категорий не случайно отсутствовала главная — развитие. В ней же содержит­ся квинтэссенция человеческого времени, ею объединяются сама личность как определенная временная система и жизненный путь как ее способ осуществления себя во множестве времен и про­странств и едином времени жизни.

Сложившиеся в мировой психологии теории развития позволяют дифференцировать в целях научного исследования следующие его специфические направления:

1. Возрастное, включающее его общую для всех личностей пе­риодизацию.

2. Развитие личности как индивидуальности, представленное как развитие способностей, с одной стороны, и как развитие ин­тегральной индивидуальности, неповторимости, вплоть до уникаль­ности личности, с другой. Но здесь развитие не рассматривается во времени.

3. Развитие личности как члена общества, ее социализация, включающая освоение, потребление и созидание культурных цен­ностей и социальных норм, требований и условий, а также опыта социального взаимодействия.

4. Развитие личности в деятельности, труде, профессии. Раз­витие и творчество.

5. Развитие личности как субъекта жизненного пути.

6. Биография как история личности (Ш. Бюлер).

7. Нравственно-духовное развитие и совершенствование личнос­ти, развитие «по восходящей» (С. Л. Рубинштейн).

Среди понятий, раскрывающих непосредственно связанные со временем особенности развития личности, наиболее значимы сле­дующие: этапы, или периоды, развития; понятия, подчеркивающие их последовательность и специфичность по отношению друг к

______ ____ __ __Глaвa пятая ____ 213

другу; способности, аккумулирующие личностный временной по­тенциал; «сензитивность» как особая предрасположенность к раз­вивающим воздействиям — понятие, близкое к знаменитой «зоне ближайшего развития» Л. С. Выготского; зрелость в понимании Э. Эриксона как сохранение идентичности в изменениях, возраст­ные кризисы; «потенциал личности» в понимании С. Л. Рубин­штейна как неразвернутые, еще не реализованные возможнос­ти развития, «диахронический» или «гетерохронный» характер развития, особо подчеркиваемый Л. И. Анцыферовой, В. Д. Шад-риковым и др., наконец, завершая далеко не полный перечень, ананьевские понятия «современник» и «акме» как вершины раз­вития, достигаемого личностью на определенном этапе ее жизнен­ного пути. Среди концепций развития наибольшей известностью и конструктивностью отличаются: рубинштейновский принцип раз­вития, объясняемого через деятельность; концепция развития Л. С. Выготского; теория развития Кельберга, детально раскрыв­шего содержание стадий развития, имеющего восходящий характер и показавшего ведущую роль когнитивного в развитии личности;

теория эпигенетического развития Эриксона, интегрировавшая роль биологических факторов воспитания и социокультурного окруже­ния, а также раскрывающая содержание восьми психосоциальных кризисов, теория Ж. Пиаже.

С. Л. Рубинштейн первоначально сформулировал принцип раз­вития применительно к пониманию психических процессов, под­черкнув, что главным является их личностное основание, которое интегрирует в единое целое психические явления, во-первых, и придает личностную направленность их развитию, во-вторых. Затем он разрабатывал принцип единства сознания и деятельности, сущ­ность которого раскрывается только через понимание их принад­лежности личности. Сознание личности проявляется в деятельности (как и другие психические процессы) и развивается в ней. Чрез­вычайно важным здесь было расширение традиционного понимания развития как прохождения через некоторые последовательные (во времени) этапы. Между сознанием и деятельностью была установ­лена связь нового типа — отвечающая принципу одновременности. Нельзя сказать, что сознание сначала проявляется в деятельности, а затем развивается в ней. Это происходит одновременно. Тем самым понимание сущности развития было связано с функциони­рованием системы (под системой подразумевалась личность), а не с прохождением ею ряда этапов. Наконец, сформулировав принцип детерминизма как преломления внешних условий через внутрен­ние, С. Л. Рубинштейн доказал наличие внутренней «логики» в развитии личности, а поэтому не только ее избирательности к внешним воздействиям, но и способности «обособиться» от «логики внешних обстоятельств», самоопределиться по отношению к ним.

I.

214 ______ ^ Время^ жизненного пути и развитие личности________

Таким образом, принцип развития личности интегрировал законом мерности поэтапного развития, функционального развития и спе­цифического внутреннего развития личности. Наконец, С. Л. Ру­бинштейн в работе «Человек и мир» вводит категорию субъекта жизненного пути, которая открывает перспективу для понимания восходящего характера развития личности, ее совершенствования. Удивительно, что сама эта идея была высказана им в молодые годы в некрологе на смерть Н. Н. Ланге, когда он сформулировал глубочайшую мысль о соотношении личности и жизни.

Огромный вклад в раскрытие объективных закономерностей развития личности внес Б. Г. Ананьев, прежде всего потому, что он преодолел свойственную всей мировой психологии (и особенно советской психологии — в силу идеологических причин) абсолюти­зацию роли детства в развитии личности и сосредоточенности пси­хологов именно на развитии личности ребенка. Он поставил вопрос о развитии взрослой личности и указал, вслед за С. Л. Рубин­штейном, на роль жизненного пути как особой траектории этого развития. Используя применительно к личности понятие «зре­лость», он дифференцировал (вслед за Д. Берреном) этапы ранней, собственно зрелости и поздней зрелости. Анализируя этапы жиз­ненного пути, он ввел очень перспективные понятия «старт» и «финиш», проанализировал процесс достижения личностью само­стоятельности, материальной и моральной независимости, правовой Зрелости; моменты, раскрывающие овладение реальностью взрос­лым человеком. Одновременно он делит жизненный путь на фазы, определяемые историческими событиями, сменой способов воспи­тания, образа жизни, и считает, что он накладывается на возрас­тные стадии онтогенетического развития. Общей особенностью он­тогенетического развития Б. Г. Ананьев считает гетерохронность, т. е. неравномерность развития разных психических функций. Этот подход в известном смысле противостоит концепции Кольберга, который утверждал, что всегда когнитивное развитие человека яв­ляется ведущим по отношению к моральному, исключая тем самым реальную сложность и вариативность путей развития разных лично­стей. Очень существенно, что Б. Г. Ананьев выделяет противоречия в развитии личности (и в ее характере), связывая их именно с ее индивидуальными особенностями и неравномерностью занятия лич­ностью разных позиций, ее достижений и т. д. История личности, употребляя термин Ш. Бюлер, считает Б. Г. Ананьев, начинается позже, чем история индивида, и для «появления» личности важно достижение определенного уровня нервно-психического развития. Впрочем, исследование М. И. Лисиной, проведенное много лет спустя, показало, что личность, как называет ее М. И. Лисина — «праличность», возникает гораздо раньше, чем это предполагалось, чуть ли не в два месяца, и условием ее «появления» является об-

________________Глава пятая _________._215

щение. В свою очередь В. И. Слободчиков доказал, что для ранних этапов развития личности ребенка существенно не общение ребенка с матерью, предполагающее их обособленность, а наличие общности «мать—дитя», внутри которой развивается первичное по отноше­нию к «я» — «мы», о котором ранее писал С. Л. Рубинштейн.

Далее Б. Г. Ананьев возражает против выделения в качестве основания периодизации ведущего вида деятельности (чего при­держивались и С. Л. Рубинштейн, и многие другие психологи) и считает, что в основе периодизации лежит не принцип последова­тельности, а принцип одновременности: субъекты познания и де­ятельности возникают одновременно. Однако важно отметить и то, что категорией субъекта Б. Г. Ананьев (в отличие от С. Л. Ру­бинштейна) обозначал не совершенствование личности или орга­низацию ею жизненного пути, а приписывал ей дифференциальное значение; он с помощью этого понятия дифференцировал специ­фику познания от специфики деятельности и последней от общения.

Однако в силу специфичности выявленных каждой теорией аспектов развития, не говоря о различии методологий его трак­товки, в силу оригинальности концептуализации, несмотря на то, что психология развития уже выделилась в самостоятельную об­ласть психологии, теория развития и его реальность остаются недостаточно интегрированными.

Опираясь на проведенные исследования личностного времени, можно попытаться сделать шаг в этом направлении.

Несмотря на принятое деление жизни личности на прошлое, настоящее и будущее, существует единое специфическое время личности. Его единство определяется общими для всех личностей функциями прошлого, настоящего и будущего в отношении насто­ящего: прошлого как уже найденного и опробованного личностью индивидуального бессознательного и сознательного деятельного спо­соба самореализации в жизни; будущего — как времени—простран­ства для поиска и открытия новых возможностей в себе и само­реализация в мире. Прошлое «вбирается» личностью в свой на­стоящий способ жизни и свой «склад». Оно не остается оставленным позади реальным пространством. Оно становится идеальным и эк­зистенциальным пространством самой личности. Будущее — в от­личие от прошлого — это проективное личностное пространство, образованное способностями ее сознания, воображения, мышления, мотивации достижений и притязаниями. Сколько жизненных сил, жизненных умений, способностей чувствовать, мыслить и осозна­вать личность вобрала из всех этапов своего прошлого в свое на­стоящее «я» и его отношения с миром, сколько проективного, конструктивного времени—пространства она способна охватить как свое будущее и сколь разумен и обоснован этот перспективный охват, масштаб, столь и сильна пружина личностного времени,

216 __ ^ Время жизненного пути и развитие личности___ _

движущая ее в это будущее. Проекция в будущее есть опора на реальное пространство — состояние настоящей жизни, обеспечен­ное механизмами самой личности. От прошлого движение жизни в основном идет к настоящему, в настоящем же личностью осу­ществляется реверсия времени — оно идет от настоящего к буду­щему (как бы следуя привычному для нас ходу времени) и — одновременно — от будущего к настоящему. Здесь применим от­крытый С. Л. Рубинштейном в отношении связи сознания и дея­тельности принцип специфичности времени жизни каждой данной личности: особенность каждого типа личности в том, как она конструирует время—пространство своей жизни своим сознанием, активностью, переживаниями и... душой. Гегель видит эти дви­жущие силы, но считает, что их проявление зависит от человека — «силы человеческой души, которые человек, именно потому, что он человек, должен признавать и которым он должен давать про­явиться и развиваться в себе» [39, с. 224]. Ниже попробуем кон­кретизировать это понятие с наших научных позиций.

Развитие личности в жизненном пути носит, таким образом, типологический характер, как и сам способ ее жизни. Если сле­довать самой первоначальной (в цикле наших исследований) типо­логии В. И. Ковалева, то развитие функционального типа личности (активно-ситуативного) может достигать в краткий период макси­мального уровня, а характер его активности адекватен масштабу задач или ситуации, которая разрешается им продуктивно по внеш­ним и внутренним критериям. Происходит достижение адекватного ее типу (индивидуальности) совмещения во времени способа само­реализации, объективации в данный период жизни и развития (по С. Л. Рубинштейну). Таким образом, достижение зрелости осущест­вляется быстрым путем при совмещении оптимального функцио­нального самовыражения и «присвоения» его результата как своего оптимального способа, т. е. развития.

Развитие пролонгированно-пассивного типа может носить, в соответствии с соображениями Юнга и Кольберга, действительно, преимущественно интеллектуальный характер, но не обязательно «вести за собой» нравственное развитие. Но, как показало иссле­дование Т. Н. Березиной, наиболее интеллектуально развитый, т. е. творческий тип самореализуется как экстраверт или интроверт в межличностном или индивидуальном времени—пространстве. По­этому первый тип (творческий экстраверт) может развиваться как активно-ситуативный тип. Но при этом для обоих типов необходимо осваивать время—пространство культуры как условие и контекст развития.

Тот тип, который В. И. Ковалев считает творческим (не в обычном смысле, а по критерию овладения временем жизни), может развиваться «по восходящей» (С. Л. Рубинштейн) таким образом,

____________ __^ Глава_ пятая .__.__ ______ 217

когда Достижение одной ступени развития (ступени, а не этажа) создает внутренние и внешние предпосылки для следующей. Этот тип поэтому может быть максимально независим в своем развитии от содействующих или противодействующих ему обстоятельств.

Не приходится говорить о том, что пассивно-ситуативный тип, зависящий в своем развитии лишь от оптимально сложившейся «случайности» обстоятельств, не имеет внутренней «движущей си­лы» развития, но, вероятно, избегает и многих противоречий, ко­торые порождаются активностью типов, становящихся субъектами своей жизни.

Развитие личности обеспечивается ее способностью умножать время жизни, достигая при этом подлинности самоосуществления своей индивидуальности в жизни. Понятие подлинности является первым, но не исчерпывающим его содержания аналогом эриксо-новской «зрелости». Эта способность была эмпирически выявлена как внутриличностная детерминация или внешняя детерминация времени личности, различающаяся у разных типов.

За счет чего происходит «умножение» времени жизни? Для одного типа (например, функционального) — это интенсивность жизни, т. е. вмещаемость в ее время бесконечно большего числа свершений, общений, отношений и событий, чем у других людей;

равномерная, бедная событиями жизнь вызывает у них чувство скуки. Мы уже ссылались на пример жизни княгини Тенишевой, которая была необыкновенно насыщена самыми разнообразными видами деятельности и творчеством. Для другого типа (например, «созерцателя») умножение времени жизни — это ее глубина, про­никновение в научные, духовные, нравственные проблемы. Для третьего типа (творческого) — это масштаб охвата деятельностного духовного времени—пространства культуры.

Жизнь С. Л. Рубинштейна была соизмерена им самим с судьбой науки, философии и одновременно с судьбой самого «малого» и слабого человека, которого он считал своим долгом поддержать и укрепить душевно. Это он делал и в жизни, и в науке, взяв на . себя ответственность за судьбу психологии в страшное сталинское время.

Пассивно-ситуативный тип личности живет сегодняшним днем, обыденной, часто в силу внешних обстоятельств пустой, бедной со­бытиями жизнью, в конце которой ему «нечего» и вспомнить.

Именно поэтому разные типы людей достигают личностной зрелости в разные периоды жизни, одни — в юности, другие — иногда только под старость, а иногда вообще не достигают ее. Поэтому «зрелость» — не данность возраста, а достижение опреде­ленного, соответствующего типу личности способа жизни. Это и есть своевременность личности, определяемая уже не как совме­щение максимума активности и оптимального ему момента, «со-

218______ ^ Время жизненного пути и развитие личности__ _____

бытия» деятельности, а как нахождение своего способа жизни. Жизнь в таком случае приобретает характер подлинной жизни, т. е. такой, в которой личность максимально для своего типа реализует свою сущность. Можно сказать, что стремление к этой подлинности на неосознаваемом уровне заложено в смысле жизни, о котором люди обычно с трудом говорят, который нелегко сфор­мулировать и осознать.

Однако именно из этого соотношения — самого глобального и кардинального для личности, складывается ее переживание вре­мени. Как выше говорилось — оно связано со смыслами, но не в обычном их тривиальном понимании, а в том, которое следует из соотношения «своевременности—несвоевременности», подлинно­сти — неподлинности самой жизни. Известно, что самосознание — это в том числе познание самого себя. Но иногда человек, наконец с трудом овладев рефлексией, научившись вести диалог с собой, составив представление о том, каков он на самом деле, начинает чувствовать (и даже отдавать себе отчет), что он жил до сих пор не своей жизнью, не знал, что он есть, на что способен, как должен был поступать, выбирать, отвергать, настаивать. Это дает ему чув­ство неудовлетворенности, сознание потерянного времени жизни. Такие переживания не связаны с событиями жизни — тяжелыми, негативными или радостными. Но это переживания, основанные на смысле — жизненном осмыслении соотношения себя со своей жизнью. Время расценивается как прожитое зря, пустое, растра­ченное.

Заниженная самооценка, критическое отношение к себе, тре­вожность не дают личности пережить подлинность отношения к себе, прочувствовать экзистенциально всю полноту своей личности, что также в итоге ведет к невозможности достижения подлинной жизни, своевременности. Человек сам ограничивает время—про­странство своей активности, сковывает себя осторожностью, неве­рием в свои силы. Приходит сознание, что упущен «шанс», упущен оптимальный момент, период самореализации; личность постоянно сомневается, как ей поступить, в каком направлении идти. Так происходит сужение, сокращение времени самой личностью, кото­рая не в силах преодолеть свои сомнения.

Эти личностные особенности и проявляются в наличии способ­ности определять время или подчиняться внешне задаваемому вре­мени.

Определение, детерминация времени субъектом связана с от­ветственностью. Последняя прежде всего есть способность идеально-личностно очертить пространство активности, которое может удер­живаться личностью на протяжении определенного времени. Здесь мы имеем дело с типом, который сам ставит себе срок завершения деятельности, данного важного дела. Возможно, что в этом контуре

____________ _^ Глава пятая _______^_ _219

времени он будет действовать ритмично, равномерно. Возможно, что в соответствии со своим типом он будет «долго запрягать, но быстро ехать», т. е. он отведет время на «раскачивание», которое даст ему возможность сконцентрировать все силы своего интеллек­та, чувства в один момент («дефицита») и достигнуть успеха.

Но тип личности, ставящий себе срок (согласно типологии Н. Ю. Григоровской), в конечном итоге также в определенном смысле страдает самоограничением. Эта способность хороша для достижения определенной цели деятельности, для ее планирования. Но когда речь идет о деле жизни, о взаимоотношениях с людьми, способность ставить сроки оборачивается свободой внутри контура времени, но «разрезанием» его непрерывности, продленности в будущее за его пределы. «Окончание» чревато отсутствием связи с будущим, особенно если оно сопровождается успокаивающей и расслабляющей удовлетворенностью. Полностью реализовавшись на короткой дистанции, личность уже не может продолжить свой бег на длинную, долгую. Поэтому ответственность — это не только организация времени деятельности, ответственность — жизненная способность личности удерживать контроль за собой и всем про­исходящим, видеть скрытые стороны жизни, обнаруживающие себя в «последствиях», быть субъектом своей жизни и организатором жизни других людей.

Нужно сказать, что подробнее организация времени деятель­ности, выбор режима «дефицита» или «лимита» должна быть соотнесена личностью с масштабом организации времени жизни в целом, продумана ее стратегия с учетом своей ритмики, флуктуа­ции. Если такая стратегия строится, личность берет на себя от­ветственность уже не только за данное дело (к сроку), а выстраивает перспективу связи разных дел, деяний, поступков в длительном временном масштабе.

Типу личности, привязанному к сроку (заданному извне или са­мим субъектом), присуще то «нетерпение сердца», о котором на­писал свой блестящий роман Цвейг. Стремление совершить посту­пок, сделать дело «подстегивается» нетерпением — особым, на наш взгляд, темпоральным переживанием. Оно, как справедливо отме­чает Н. Ю. Григоровская, взрываясь скоротечной эмоцией, не дает личности охватить своим переживанием всю полноту возможностей данного времени, продлить мгновение, приостановить его. Это тоже не подлинность, но в данном случае не жизни, а чувства, которая объективно лишает личность полноты переживания смысла.

Тип, обладающий временной перспективой, т. е. личность в буквальном смысле слова проективная, движется своей мыслью и волей из настоящего, осуществляя реверсию времени. Она продле­вает настоящее, вбирая в него будущее. Она расширяет свое на­стоящее время, сегодня живя одновременно будущим. Однако и

220 ___ Время жизненного пути и развитие личности___ _

для нее справедлива закономерность, согласно которой масштаб охватываемого одновременно времени должен быть пропорциона­лен. возможности его переживания и реального действия в нем. Эти модальности должны быть пропорциональны друг другу, во-первых, и поддерживать одна другую, во-вторых.

Однако гармония, пропорциональность сознания, переживания и активности устанавливается у разных типов в разных масштабах времени (ситуативном или пролонгированном) и при разной веду­щей роли одной из модальностей. Если пролонгированный тип оказывается в дефиците времени, т. е. не только не в своей вре­менной размерности, но и в ее жестком варианте, его переживания блокируют его способность действовать. Нарушение пропорциональ­ности ограничивает способность к организации деятельности.

Сказанное позволяет понять, что существует сложная цепь вза­имосвязей личности и ее жизни, которая в свою очередь влияет на удовлетворенность—неудовлетворенность личности, связанную с мерой переживания подлинности своей жизни. Удовлетворен­ность—неудовлетворенность складывается из функциональных воз­можностей данного типа личности, из характера связи осознания, переживания времени и его практической организации в деятель­ности, в общении. Тип личности влияет на способ, которым она включается в отдельные жизненные ситуации, задачи деятельности, общения. В свою очередь последние объективно складываются более или менее удачно для человека. Соотношение объективной и субъ­ективной детерминант оказывается гармоничным (если они соот­ветствуют друг другу) или противоречивым. Таким образом, воз­никает два ряда противоречий — внутриличностных, когда уже изначально негармонична связь сознания, переживания и актив­ности, и между личностной организацией времени и объективными обстоятельствами.

Важно также отметить, что организация времени деятельности это не только и даже не столько организация времени внутри ее пространства-времени, контура, — это «размещение» деятельности в жизненном времени. На первый взгляд, это утверждение кажется парадоксальным, поскольку деятельность как труд в силу соци­альной необходимости уже «размещена» в нашей жизни, объек­тивно забирая большую часть ее времени. Однако в книге «Стра­тегия жизни» мы не случайно определили различие между актив­ностью личности и самой деятельностью как ее объективацией. Активность выражает потребность в деятельности, в общении, в познании (и у каждого типа личности мера активности, ее уровень и характер различны). Именно поэтому можно понять различия в способе включения в деятельность и мере активности при ее осуще­ствлении у разных людей. Когда в психологии говорят об отчуж­дении личности от деятельности, речь идет не о том, что она



____ _______^ Глава пятая_______ ____ 221

вообще не работает, не трудится, а о том, что она делает нечто без­лично, пассивно.

В связи с этим Л. И. Анцыферовой и нами было внесено уточнение в классическую формулу С. Л. Рубинштейна о развитии личности в деятельности.

Она развивается не в любой деятельности и не при любой степени активности ее осуществления. Активность, как мы устано­вили, проявляется при наличии потребности в деятельности, ин­тересе к деятельности. Исследование Н. А. Растригиной позволило выявить, что потребность принимает форму определенных притя­заний (в том числе не только ориентированных на успех или неудачу, как в ее работе, но на место в данной деятельности, на роль ее организации). Но, кроме потребности в активности (в со­ответствии с ее структурой семантического интеграла), включаются и способности личности, которые, в свою очередь, находятся в определенном соотношении с потребностями и удовлетворенностью. Исследование показало, насколько разнообразны «профили» актив­ности, а тем самым — различны «движущие силы» личности, ее функциональные ресурсы. У одних типов противоречия заложены уже в самой активности, у других — в соотношении активности и деятельности, активности и общения, связанного с деятельностью или составляющего основу различных жизненных отношений лич­ности.

Развитие личности осуществляется не только в сензитивные, критические или определенные возрастные периоды, оно, реали­зуясь через разрешение противоречий внутреннего и внешнего, которые однозначно не связаны с возрастными, сенситивными или критическими периодами, этапами. В такой формулировке принцип развития звучит достаточно абстрактно, реально личность оказы­вается «соизмеримой—несоизмеримой» с жизненными противоре­чиями, которые принимаются ею, определяются ею как жизненная проблема. Противоречие может существовать в самой личности и заключаться, например, в дефиците ее желаний по отношению к возможностям. Это противоречие, связанное с дефицитом «движу­щих сил», ресурсов личности.

Другие противоречия возникают в силу несоответствия харак­тера ее активности и деятельности, способа самовыражения и не­обходимости, связанной с объективацией, самореализацией. Первые противоречия с большим трудом поддаются осознанию.

Осознание противоречия предполагает его верификацию как проблемы, т. е. ограничение его сторон, его сути. Мы ищем причины наших неудач или трудностей в отношениях к нам других людей, в сложившихся обстоятельствах. Что выбрать в качестве основы решения проблемы — свою собственную волю, активность, напра­вив их на изменение ситуации, или выждать, пока сгладится ее

222 _____^ Время жизненного пути и развитие личности________

острота, дать проявиться негативному отношению или сделать вид, что его не замечаем, игнорировать его внутренне? Так мы интуи­тивно ищем контуры проблемы, соотношение в ней зависящих и не зависящих от нас обстоятельств. Каждое противоречие, прежде чем превратиться в нашу проблему, проходит через наши прин­ципы, прежде всего нравственные. Они придают ему определен­ность, очерчивая контуры несоответствия, зону несоответствия в ценностном измерении. Но рефлексивная работа не всегда поддер­живается и стимулируется переживанием. Переживание продлевает противоречия во времени, втягивая нашу личность целиком в его «клинч», не давая возможности «взглянуть» на него разумно, рационально.

Противоречия, будучи превращены в проблему, приобретают идеальную временную форму («идеальный объект»), принадлежат к идеальному внутреннему времени и в этом времени оформляются в некоторый его «квант» — временную размерность. В таком виде они приобретают пролонгированный характер, который резко от­личается от пролонгированности, придаваемой переживаниями. Во временной квант проблема может трансформироваться одновремен­но с течением мыслительного процесса, пока личность сохраняет ее в неразрешенном состоянии, она «удерживается» на осознанном и неосознаваемом (интуитивном) интеллектуальном уровне. В оп­тимальном случае переживания поддерживают его в актуальном со­стоянии. Проблема не принадлежит к «сегодня» или «вчера», она не имеет таких измерений. Она «удерживается» своей личностной значимостью, ее смыслом для личности, продолжая оставаться актуальной («сегодняшней») ровно столько, сколько смысла в нее вкладывает (приписывает ей) личность. Но ее временная специфика как проблемы заключается в том, что, подставляя любые конкрет­ные значения, личность может менять местами сами переживания и вводить новые, взятые из любого времени и пространства. Это «вращение» переменных, их позиций, значений осуществляется внутри того «кванта» времени, в который оформлена проблема. Очевидно, чем более свободным во времени, располагающим неза­висимостью к раз установленному соотношению является тип лич­ности, тем большее число вариантов и соотношений он может позволить себе при ее решении.

Допустим, что мы искали причину нашей проблемы в негатив­ном отношении других людей, но неожиданно «приходит в голову» мысль, что мы сами причина этого отношения, что люди обижены невниманием, невыполненным обещанием. Проблема поворачива­ется «другой стороной». Множество «если» выражают свободу пере­становки переменных в сознании в процессе преобразования про­блемы. Некоторые данные, значения извлекаются мышлением из реального времени и пространства жизненных поступков и событий,

_______________^ Глава пятая __ ___ 223

поскольку основные личностные проблемы — это проблемы жизни. Одна совершенно незначительная сама по себе ситуация, слово, взгляд могут оказаться «ключом» в реконструкции проблемы, ве­дущей к ее решению.

Что же есть в таком случае само решение? Мы согласны с тео­ретиками гештальтпсихологии в том, что это оптимальная для субъекта композиция, т. е. гештальт. Но мы не можем взять ни из одной теории мышления ни одного удовлетворительного для объяснения решения критерия. Таковым является только критерий ценностного времени: превращение составляющих проблемы в ком­позицию сопровождается особым личностным временным состоя­нием, которое связано с превращением времени-неопределенности в ценностное время. Ценностное время — это новые возможности, умноженные в результате разрешения проблемы и снятия проти­воречий, которые не имели до сих пор ни личность, ни объективное положение вещей. Это новый гештальт (или композиция), дающий новое качество, обозначающее развитие личности.

Если не иметь в виду множество частных жизненных задач, которые мы решаем и для решения которых применим социальный и жизненный опыт, чужой пример, стереотипы и т. д., то жиз­ненные личностные проблемы, как правило, оригинальны. Поэтому решение их достигается при наличии жизненной и личностной зре­лости и одновременно повышает ее уровень.

Ценностное время — это время, релевантное такому типу лич­ности, организация времени которого как особой системы включает активность темпорального отношения. Оно возникает при оптими­зации всей системы как целого за счет особого отношения ко времени и эквивалентно самосовершенствованию личности. Если рассмотреть особенности первого типа (по Н. Ю. Григоровской) с последовательностью актов во времени, то можно предположить, что ему трудно разрешать противоречия, поскольку он своей тем-пераментальной структурой больше предрасположен к решению локальных задач, в которых противоречия сосредоточены в одном масштабе времени и пространства. Ему трудно удержать проблему в состоянии неопределенности длительное время, поскольку он каждый раз будет стремиться к «сроку», к завершению (по типо­логии Л. Ю. Кублицкине — это нормативный тип).

Второй тип, напротив, располагая «веером» вариантов, возмож­ностей во времени, будет иметь перед собой все «проблемное про­странство» (все противоречия) и не будет ограничивать себя сро­ками. Но, как показали исследования М. И. Воловиковой, слишком большое число вариантов, переменных и их значений приводит к легкости манипулирования ими в сознании, а тем самым может препятствовать остроте осознания и глубине решения. Свобода это­го типа чревата поверхностностью, поэтому любая оптимизация

224 _ ^ Время жизненного пути и развитие личности________

системы требует от личности разработки особых, не присущих ей имманентно, компенсирующих ее ограничения способов. Мы счи­таем, что эти способы есть жизненные умения личности, содержа­щие ее ценностное время. К сожалению, у большинства людей так слабо развита рефлексия, что осуществить познание, осознание, рефлексию своей личной организации времени, не зная ее призна­ков, критериев, практически невозможно. Л. Ю. Кублицкине ус­тановила, что даже рефлексивный образ своего способа действия во времени неадекватен, нечеток, противоречив, хотя деятельность во времени требует его осознания. Тем более трудно понять свои темпоральные отношения, их ограничения в решении проблем, поэтому, как правило, они познаются и преодолеваются только в ходе самого решения, а не заранее.

Привычка рассматривать любой результат только с точки зрения его внешнего значения (социального, деятельностного) привела к тому, что не рассматривались его субъективные последствия. Не только в сознании, в когнитивной сфере откладываются схемы, алгоритмы удачного способа решения, а в самой личности проис­ходят превращения, которые расширяют ценностное время и уве­личивают степень личностной зрелости. Можно с определенной долей условности сформулировать принцип, согласно которому оп­тимальные решения жизненных проблем имеют своим следствием расширение ценностного личностного времени, т. е. развитие лич­ности, возрастание степени ее зрелости.

Почему же возможны удачные, оптимальные решения, несмотря на темпоральные ограничения, «шоры» большинства типов? Имен­но в силу того, что это жизненные решения, в которых выступают в качестве «подсказки» удачно сложившиеся обстоятельства, другие люди, соучаствующие в проблемной ситуации, наконец, само время жизни. Темпоральные особенности типа толкают его на то, чтобы «проскочить» своими переживаниями проблему или превратить ее в частную задачу, отложив решение проблемы на будущее, всячески оттягивая его,' но жизненная ситуация и участвующие в ней люди, вопреки ему, увеличивают остроту противоречия, сужают «поле», увеличивая напряженность в нем (по К. Левину), что оказывается внешним давлением, превращающимся затем в собственный допол­нительный мотив личности.

1 Мы уже ссылались, но еще раз вернемся к прекрасному примеру «стратегии» Каренина, описанной в романе Л. Н. Толстого «Анна Каре­нина». Будучи человеком ритмичным, функциональным, по-видимому, обязательным в решениях к внешнему или внутреннему сроку, он, с одной стороны, превращает семейную проблему в задачи «объяснений» с Анной, а затем, не получив даже их решения, откладывает, как пишет Толстой, «свою проблему в самый долгий ящик».

__________ .'^<; ____,_.. .. _ ^ Глава пятая_______ _ __ _225

Разрешение проблемы даст личности удовлетворенность, а с ней — «новое дыхание», ощущение открывшейся жизненной пер­спективы, которая закрывалась назревшей, но не разрешимой про­блемой. Способность осуществить себя соответственно своей сущ­ности в достигнутом решении проблемы есть умножение ценност­ного времени личности.

Способность быть собой, подтверждать и осуществлять свое «Я», в свою очередь, связана с тем контуром времени—пространства жизни, которое личностно определено. Это и есть ответственность. Именно она придает особую значимость, актуальность личностным проблемам. Мы испытываем трудности в том времени—простран­стве жизни («поле», выражаясь терминами К. Левина), которое считаем своим, которое считаем пропорциональным своей личности. Ни одна из целей будущего не достигалась бы, если бы мы не испытывали ответственность за ее достижение, используя актив­ность для преодолении противоречий. Ни одно последствие содеян­ного не волновало бы нас, если бы мы не «взяли» на себя, очертив его, круг действия множества целей, причин и их последствий.

У разных типов, как мы установили ранее, преобладает либо инициатива (свобода), либо ответственность. Свобода (в таком слу­чае) сродни игре «без правил», в которой личность легко сменяет варианты, составляющие способы решений, не утруждая себя огра­ничениями, но и не вкладывая целиком самое себя в данный мо­мент. Такая свобода, с точки зрения личностного времени, не всегда обеспечивает обратную связь с развитием, зрелостью личности, с умножением ценностного времени. Она, как игра, обладает «спо­собностью» втягивать личность в свою азартную протяженность, но при невозможности остановиться, завершить. Личность теряет самостоятельность, самодостаточность. Преобладание одной ответ­ственности тоже чревато регрессом. Чрезмерная ответственность умножает проблемы, для решения которых слабы ресурсы активно­сти, свобода вариаций, допущения неопределенности. Ответствен­ность, не пропорциональная личности, «разрезает» время жизни, ставя точки, в которых нужно резюмировать, подводить итоги. Время становится таким, которое присуще первому типу (по Н. Ю. Гри-горовской): только достигнув одного «срока», этапа, можно дви­гаться дальше. Личности не хватает свободы, чтобы охватить боль­ший масштаб пространства жизни своей ответственностью.

Но в принципе оптимальная ответственность является установ­ленной личностью пропорцией времени—пространства, охваченного ее гарантией, «объявленного ею своим, адекватным ее силам и возможностям ресурсом». В ответственности, как в механизме, заключена двойная детерминация: владение своими силами, спо­собностями, ресурсами, возможностями дает личности масштаб, простор времени—пространства жизни, который она может охва-

8 Зак,3844

2.26 Время жизненного пути и развитие личности___________

тить, «присвоить», в котором она гарантирует возможность, реа­лизовать себя. А от величины этого масштаба зависит — по прин­ципу обратной связи — степень уверенности в себе и ...свобода (гибкость, стратегичность) распоряжения своими способностями. Поэтому ответственность это высший уровень организации самой личности и одновременно ее жизненная проекция.

По предварительным данным исследования Е. Н. Пащенко, представление об ответственности в разных менталитетах (россий­ском и французском) связывается с разными реалиями. Французы связывают ответственность с личностной зрелостью, т. е. развитием;

русские — с социальным условиями, с институтами, обладающими правом привлекать к ответственности. Но это различие не абсо­лютно, поскольку оно связано с психосоциальными особенностями развития личности в разных обществах.

Классический вопрос, может ли личность нести ответственность за поступки, последствий которых она не предвидела, должен быть переведен из плана взаимосвязи личностного и правового в собст­венно личностный. Может ли личность отвечать за собственные поступки, независимо от ее прогнозирующей способности? Зрелость личности заключается в том, что она охватывает своей ответствен­ностью все настоящее и будущее своего поведения, независимо от страха наказания и соответствующих социальных институтов. Она поступает определенным образом, чтобы достичь определенных ею целей, осознавая их последствия.

Ответственность выражает меру владения собой, своими ресур­сами, возможностями—ограничениями, своим внутренним отноше­нием к времени (как готовностью, как внутренней концентрацией, как стратегией организации времени) и способом реализации этой меры в действительности.

Реально свобода обеспечивается ответственностью как силой, придаваемой личности взятым на себя в жизни, тем, что она может реально гарантировать, т. е. осуществить своими силами (силами ума, желания, способностей), «силами, которые сами по себе суб­станциональны, силами, которые именно потому, что они заклю­чают в себе истинное содержание человеческого существования, и остаются также тем, что движет действиями человека и что в конце концов осуществляет себя» [39, с. 225]. Ответственность есть более или менее выраженная у разных людей потребность не только в использовании своих способностей (ума, воли, чувств), но лич­ностное проецирование, очерчивание границ жизненного про­странства—времени их применения и их эффективности.

Таким образом, специфика личностной организации времени — это прежде всего характер (и проблема) ее движущих сил, ресурсов, обеспечивающих ее жизненное движение и развитие. Если эти ресурсы низки и личность, не видя своей проблемы, их не может

__________________^ Глава пятая ______ 227

умножить, она не развивается и тем самым не расширяет время своей жизни, а использует его ценность.

Личностная организация времени включает отношение к нему, определенное нами как способ самовыражения (последовательный и» ритм», дивергентный или ...свободный в смысле абсолютной субъ­ективной детерминации). Если один тип однообразно организован сроками, двигаясь от одного момента к другому, то другой нетерпим к однообразию и монотонности, гибок, виртуозен, способен к жиз­ненной игре. Он может сочетать интенсивность во времени и экс­тенсивность в пространстве, т. к. его вариабельность — это мно­жество одновременных событий, явлений, людей. Его жизнь, со­ответственно типу, должна быть богата, разнообразна, но не обя­зательна. Поэтому он (по типологии Л. Ю. Кублицкине) не выбирает заданный режим, определенный срок, потому что он хочет опре­делить его сам. Определит ли он его, зависит от меры его ответ­ственности, степени зрелости. Третий тип способен к экспромту, ему присуще чувство необычного, он сензитивен ко всему новому. Это творческий тип (по Т. Н. Березиной), который предполагает свободу самовыражения.

Но, кроме характеристики личностного времени как жизненного движения, существует форма организации времени жизни, которая, на первый взгляд, носит строго статический характер — это жиз­ненное отношение личности. После появления концепции отноше­ний В. Н. Мясищева она не была должным образом осмыслена и присвоена психологической наукой, несмотря на наличие множе­ства ссылок на его имя. Единственная и очень продуктивная по­пытка ее концептуального освоения была предпринята Е. Б. Старо-войтенко, разработавшей теорию жизненных отношений личности.

Отношения — это экзистенциальная «ткань» жизни личности, ее временно-пространственная архитектоника. Отношения — это не только субъективное выражение мыслей и чувств личности к чему-либо или кому-либо (привязанность, ненависть, любовь). В отно­шениях личность не просто самовыражается, объективизируется, самореализуется, осуществляет себя. Личность — не субстанция, но и не только проекция, она расположена в реально-идеальном пространстве—времени жизни своими отношениями, которые, по определению, не имеют границы между внутренним и внешним. Они и субъективны, и объективны в том смысле, в котором объ­ективна жизнь.

Понятнее и объяснимее кажутся отношения как взаимоотноше­ния между людьми, о которых в жизни говорят как о сложных, конфликтных, или дружеских, партнерских. В структуру отноше­ния вбирается очень много составляющих — и субъективное отно­шение к человеку (эмпатия, уважение), и намерения, вытекающие из его объективной и субъективно признаваемой роли в нашей

228__ ^ Время жизненного пути и развитие личности_____

жизни (использования, воспитания, союза), и наше поведение, по­ступки, выражающие наше отношение и устанавливающие консен­сус между нашим к нему и его к нам отношениями.

Но отношения проявляются не только к людям, но и к дея­тельности, познанию, ко всему, что становится принципиально важным в жизни человека. Отношения личности — это ценностная временно-пространственная устойчивая архитектоника ее жизни.

Отношения — во временном аспекте — особым образом связы­вают прошлое, настоящее и будущее. Они пролонгированы и в этом смысле интегрируют во времени прошлое и настоящее, со­ставляя не прогнозируемую, а проецируемую личностью реалию ее будущего. Статику им придает определенность их «сюжетов» или субъектов (наша семья, дети, супруги, родители, друзья и т. д.), а ценность — наши потребности, значимость их для нас и наша индивидуальность. Динамику отношениям придает активность или взаимодействие с сюжетом — субъектом отношений.

Отношения во временном аспекте — это самовыражение лич­ности, которое, как показала Н. Ю. Григоровская, содержит оп­ределенную темпоральную «размерность» (циклично-ритмичную последовательность, диахроничность или такую детерминацию субъектом, которая представляет его готовность ко всему). Во всех случаях, у всех типов способ самовыражения представляет пред­посылку самореализации. Во всех жизненных отношениях каждого типа личности, в его самореализации, объективации так или иначе неизбежно проявляется темпоральная характеристика способа само­выражения. Как она проявляется — задача следующего исследова­ния. Но предварительно можно сказать, что один тип придержива­ется заданности отношений, следует их формальным критериям (ро­левым, правовым), другой — легок и необязателен, но гибок в своих отношениях, может удерживать множество отношений с людьми. Третий стремится творить небывалые идеальные отношения, но может столкнуться на этом пути со множеством противоречий.

Развитие личности проявляется в способности интегрировать их (в том числе и иерархически) в динамике жизни, соответственно своему типу личности, «Я-концепции». В зависимости от степени их интегрированности время жизни становится более парциально разделенным на сферы (подобно свободному и необходимому вре­мени) действия — личная жизнь, светская (как сейчас выражаются, «клубная»), деловая и «кухня, дети, церковь» (Kliche, Kinder, Kirche) — у женщин.

Для нас важен внутренний стержень этих отношений, како­вым может стать ответственность, реализуемая во всех отношениях, принципиальность и т. д., а также вышеупомянутый способ их построения личностью. Пользуясь аналогиями, можно сказать, что отношения с людьми могут быть подобны узкой извилистой тро-

________ _ _ ^ Глава пятая _____•___________229

пинке или качающемуся над пропастью мостику, в них тесно обоим, и один неверный шаг или слово приводит к ломке, разрыву. Столь же узким, ограниченным может быть отношение к образова­нию, к своей работе и социальной роли. Другие отношения подобны просторному изящному мосту, где есть место и сойтись, и разойтись, и объединиться, и поспорить. Он просторен для подлинности про­явлений обоих субъектов, для разрешения возникающих проблем, для духовного и делового партнерства. Отношения творческого типа могут быть неустойчивы при всей их необычности, ориги­нальности. Статичность отношений во времени жизни, их привя­занность иногда приходит в противоречие с развитием этих отно­шений и самой личности. Неспособность матери перейти на другую роль по отношению к взрослой дочери, сыну ведет к стремлению законсервировать не только эти отношения, но и себя только в одном-единственном проявлении, неспособность найти в себе новые личностные качества, нежелание принять участие в собственных проблемах.

Исследование Т. Н. Березиной обнаружило, что для различаю­щихся типов творческих личностей (интро- и экстраверта) различно время—пространство творчества. Для одного это внутренний, для другого — социальный мир. Можно предположить, что первый с годами становится большим консерватором, будучи замкнут в своем интеллектуальном пространстве, а второй, имея большое разнооб­разие отношений более творческого характера, способен к развитию. Однако приходится учитывать характер социального воздействия на отношения второго типа, который, даже будучи творческой личностью, оказывается ограничен в своем развитии собственным конформизмом, принятием узких стандартных социальных норм и отношений, тогда как интровертированный тип на этом фоне остается свободным индивидуалистом, индивидуальностью.

Здесь стоит сделать небольшие замечания по поводу соотноше­ния творчества и развития личности вообще, которые часто вос­принимаются как тождество. По-видимому, правомерен тот же принцип, который был высказан относительно развития личности в деятельности, в труде. В социуме происходит то же отчуждение от личности ее творчества, что и в любом другом простом труде. Личность творит по законам социальных норм, ожиданий, стерео­типов и вырабатывает потребительское отношение к своему твор­честву (деньги, слава). Иногда это продуктивный для своего времени и времени своей жизни компромисс. Иногда же она не подлинно, ограниченно проявляет себя в своем творчестве, лишь эксплуатируя свой талант, но не развивая его и тем самым не развиваясь сама.

Развитие личности возможно, если она развивает в себе потреб­ность в определенном способе использования своих способностей и овладевает этим способом, в состоянии его отстоять. Это и есть ее

230 ^ Время жизненного пути и развитие личности________

ответственность за свое творчество, за себя как творца. Здесь от­ветственность заключается не в признании ошибок или проступков, их последствий, не в охвате масштаба — контура времени—про­странства жизни, а в способности устоять, не измениться и не изменить себя, т. е. сохранить качественную определенность своей собственной личности.

Если Э. Эриксон подчеркивал важность удержания идентичнос­ти в жизненном движении, сохранения самотождественности в из­менении, то, следуя С. Л. Рубинштейну, надо подчеркивать важ­ность самотождественности в функционировании личности, в ее взаимодействии с миром, интегрированность отношений дает ей возможность владения ими, т. е. сохранения их как своих отноше­ний и проявления себя в них.

Представляется, что это относится только к взаимоотношениям с людьми, но, напротив, не к познавательным интересам. Ведь, на первый взгляд, сам предмет познания не может привести к отчуж­дению познания от субъекта. На самом деле, поскольку личные отношения реализуются в социальном времени и пространстве, иногда социальные нормы приводят к минимизации глубоких лич­ностных познавательных интересов, к прагматизму в приобретении образования. Не абсолютизируя, можно сказать, что приобретаются только «нужные» знания, развивается стремление к использованию готовых рецептов, схем, методик, минимизируется ценность соб­ственного поиска, а вместе с ним и интеллекта, любознательности. Так в системе образования продуцируются компетентные, но узкие специалисты.

Проблема интегрированности отношений есть проблема цель­ности и зрелости личности, но не гарант ее нравственного развития. Именно поэтому мы дифференцировали с самого начала разные направления развития личности (как индивидуальности, как члена общества и т. д.). Достижение человеком социальной зрелости, социальная активность, как показывает действительность, автома­тически не означает (а иногда вообще исключает) ее нравственное, духовное совершенствование; так же как иногда большой ученый, достигший вершин самореализации и творчества, не отличается ни великодушием, ни даже порядочностью в отношениях с людьми.

Только до определенного предела наш анализ времени человечес­кой жизни и развития личности мог быть абстрагирован от соци­ального времени и самых разных форм его влияния на развитие личности. Как уже говорилось, Б. Г. Ананьев употребил важное понятие «современника», подчеркнув тем самым позитивное соот­ветствие личности своей эпохе. В его же понятии жизненного «старта» легко при желании усмотреть роль благоприятных для ее продуктивности социальных условий — образовательных, эко­номических. Однако, как мы не раз отмечали, одни типы людей

_____________ ^ Глава пятая________________ 231

легче находят свое место в социуме, и происходит сложение и даже умножение и социального, и личностного времени. Другие оказываются на благоприятном для интенсификации жизни (но не развития личности) месте. Богатство и разнообразие отношений, событий почти автоматически развивает человека. Есть люди, сами умеющие использовать не только собственные, но и социальные ресурсы, что мы видим на примере использования властью финан­совых ресурсов страны. Но обогащение, потребление не эквива­лентно развитию личности. Для нее важно включение в социально проблемные пространства, участие в разрешении противоречий, взятие на себя ответственности за эти решения. Нельзя отрицать роли удачно складывающегося ансамбля обстоятельств, роли собы­тий, отношений для развития личности, роли другого человека, как пишет Е. Б. Старовойтенко, — Учителя, мы бы сказали — Друга.

И если говорить о более конкретных масштабах социального времени-пространства, то доказанным в отечественной психологии условием развития личности является наличие общности, характера межличностных отношений, имплицитно предполагающего разви­тие участвующих субъектов. Присвоение позиции «Мы» расширяет ценностное время личности.

Итак, развитие личности связано с целым рядом разноплановых временных механизмов и временными особенностями типа лич­ности.

К числу первых относится возникновение особого ценностного времени и личностно-ценного времени—пространства жизни, ее отношений, которые обеспечиваются адекватностью и оптимально­стью самовыражения и самореализации. Ценностное время лич­ности — это время ее подлинной жизни, единство осознания, пере­живания и действия, достигающее полноты реализации сущности личности.

С. Л. Рубинштейн отметил наличие двух способов жизни: су­ществования, которое, по нашим данным, связано с детерминацией внешним временем (временем ситуаций, событий, требований дея­тельности), и самоосуществления, осуществления себя, своей сущ­ности, которое связано с детерминацией времени самим субъектом и внутреннего времени. Это один из кардинальных фактов, впервые выявленных Л. Ю. Кублицкине и подтвержденных в последующих работах данного направления исследований. В первом случае пе­риодизация жизни определяется объективной «логикой»; непре­рывность или прерывность времени задается внешними структу­рами: деятельностью, отношениями и т. д. Во втором случае лич­ность выступает как субъект жизненного пути: ей свойственно сознание своих временных жизненных последовательностей и одно-временностей, которые носят и целевой, и причинный, и условно-сослагательный («если») характер, а также построение особой тем-

232 __ В^емя жизненного пути и развитие личности _______

поральной формы — стратегии жизни. 'В этой связи возникает во­прос: происходит ли в первом случае развитие личности? А также — свойственна ли такой личности сама способность к организации времени?

Мы предполагаем, что в первом случае, при эмпирическом способе существования возникает два различных варианта жизнен­ного движения. Первый, когда в силу объективно благоприятного хода жизни и объективно удачной, независимо от личности, вре­менной организации ее активности, соотношения способностей, по­требностей, характера, притязаний, саморегуляции, удовлетворен­ности возникает внутренне пропорциональный и пропорциональ­ный внешним условиям способ существования. Сбалансированность внутренних движущих сил, — пропорциональность притязаний и удовлетворенности, дающая личности невысокий, но стабильный временной ресурс — движущую силу, — обеспечивает равномер­ность ее жизненного движения и относительную устойчивость внут­реннего склада — это своего рода «спокойный» тип. Такая личность относится к первому типу (по Н. Ю. Григоровской), т. е. ей свой­ственна цикличная или поступательная временная последователь­ность, ритмичность, привязанность к срокам. Развивается ли она? Развивается в пределах оптимального соответствия избранной де­ятельности или благоприятных (развивающих) обстоятельств пос­ледней, в пределах оптимально складывающегося общения (благо­получной семьи, хороших друзей и т. д.). Она развивается в пре­делах, представляемых возрастом, в пределах, представляемых принадлежностью к благополучному социальному слою, сфере, в пределах своей пропорциональности.

Другой вариант способа существования характеризуется отсут­ствием принципа гармонизации, пропорциональности во времени. Психический склад, притязания, активность не дают личности ре­сурсов для равномерного движения в жизни, низка мотивация для достижения, высок уровень притязаний, страх неудачи — во всех случаях имеет место временная диспропорциональность, которая придает поведению, жизненным проявлениям стихийный характер. Такой тип неизбежно оказывается в противоречивом соотношении с действительностью. Но в отличие от вышеописанных противоре­чий и личностного способа их проблематизации и разрешения, ведущего к развитию, его противоречия деструктивны. Либо его деструктируют, дезорганизуют объективные временные требования, либо он фрустрируется, «уходит в защиту», либо он живет в пустом, не присвоенном времени, не наполненном ни разумными действия­ми, ни позитивными переживаниями. Его переживания носят ха­рактер агрессии, тоски или скуки, неудовлетворенности, его созна­ние пассивно. Этот тип не развивается, а, напротив, вступает на путь необратимого регресса даже при наличии способностей.

Библиотека Т. О. Г - страница 2,
Управление персоналомосновы менеджмента Конспект лекций содержит основные положения теории управления, обобщение практики менеджмента фирмы в условиях рыночной экономики, а также изложение методов управления фирмой как субъектом рынка - страница 5,
Кабінету Міністрів України щодо визначення  обсягів та порядку ввезення товарів, що підпадають  під пільговий режим оподаткування) (З 1 січня 2012 року до цього кодекс - страница 8,
Глава 26. ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА - Российская федерация кодекс российской федерации об административных...,
Издание выпущено в свет при содействии Федеральной целевой программы книгоиздания России и международного фонда «Культурная инициатива» - страница 17,
Екологічні відносини одна з найважливіших складових суспільних відносин. Вони виникають між окремими суб'єкта­ми І з приводу надзвичайно важливих об'єктів - страница 27,
На правах рукописи - страница 3,
Работники лица, состоящие в трудовых отношениях с работодателем - страница 3,
«молодая гвардия. 6 2 А-82 Книга М. Арлазорова «Циолковский» не похожа на ранее издававшиеся биографии великого ученого - страница 18,
наиболее, на наш взгляд, ярким - Институт избирательных технологий,
Концепция развития спортивно-оздоровительного туризма в российской федерации на период до 2005 года 16 Введение 16 - страница 27,
Rd edition - страница 13,
7.1.2. КЛАСИФІКАЦІЯ КРЕДИТІВ, ЩО НАДАЮТЬСЯ ПІДПРИЄМСТВАМ - Фінанси підприємств,
Ассоциация гимназий санкт-петербурга воспитательные подходы и системы в современном гимназическом образовании Материалы Третьей Всероссийской конференции по проблемам современного гимназического образования в России, проходившей в Санкт-Петербурге по инициативе Ассоциации гимназий Санкт-Петербурга - страница 65,
7.3.1. КАТАРАКТА - Эликсир красоты и здоровья,
Ядерна фізика - Закарпатський державний університет публікації науково-педагогічних працівників закарпатського державного...,
Кузнецов Б. Г. Эйнштейн. Жизнь. Смерть. Бессмертие. 5-е изд - страница 3,
Александр Гурьянов - страница 4,
Требования к результатам освоения образовательной программы - страница 31,
11. Заключение договора по результатам проведения конкурса - Конкурсная документация,
Russian Classification of Services Provided to People ок 002-93 - страница 3,
УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ КОМПЕТЕНЦИИ МЕНЕДЖЕРА ПО ПЕРСОНАЛУ - Федеральное агентство по образованию,
Борис Грызлов Мониторинг сми 3 ноября 2006 г - страница 7,
Под редакцией канд техн наук Б. С - страница 12,