Объявление - Книга 1 белла глава Обрученные

Объявление

Я услышала музыку, прежде чем вышла из машины. Эдвард не прикасался к роялю с того времени, как ушла Элис. Когда я хлопнула дверцей, то услышала, что мелодия изменилась и после связки4, превратилась в мою колыбельную. Эдвард приветствовал меня дома.

Я двигалась медленно, поскольку мне нужно было взять спящую Ренесми из машины – мы отсутствовали весь день. Мы оставили Джейкоба у Чарли – он сказал, что собирается поехать домой вместе со Сью. Я спрашивала себя, пытается ли он таким образом наполнить свою голову достаточным количеством пустяков, способных спрятать воспоминание о том, как выглядело мое лицо, когда я проходила через дверь в доме Чарли.

Пока я медленно шла к дому Каленов, я чувствовала, что надежда и воодушевление, которые почти видимой аурой окутывали большой белый дом, были и во мне сегодня утром. Сейчас эти чувства были мне чужды.

Мне снова захотелось плакать, когда я услышала, что Эдвард играет для меня. Но я взяла себя в руки. Я не хотела, чтобы он что-то заподозрил. Я сделаю все, чтобы не оставить никаких зацепок для Аро в его мыслях.

Эдвард повернул свою голову и улыбнулся, когда я вошла в дверь, но продолжил играть.

- Добро пожаловать домой, - сказал он, словно бы это был самый обычный день. Как будто бы в комнате не было дюжины других вампиров, вовлеченных в различные занятия, и еще дюжина не находилась где-то рядом.

- Хорошо провели время с Чарли сегодня?

- Да. Извини, что отсутствовали так долго. Я останавливалась сделать небольшой рождественский шоппинг для Ренесми. Я знаю, большого праздника не будет, но…- я пожала плечами.

Уголки губ Эдварда опустились. Он перестал играть и повернулся на стуле таким образом, чтобы быть прямо напротив меня. Он положил одну руку на мою талию и притянул меня ближе.

- Я не думал об этом. Если ты хочешь устроить вечеринку…

- Нет, - я прервала его, внутренне содрогаясь идее попытаться изобразить больше энтузиазма, чем я была на то способна.

- Я просто не хочу, чтобы Рождество прошло без какого-нибудь подарка для нее.

- Я могу взглянуть?

- Если хочешь. Это просто мелочь.

Ренесми спала, тихо сопя рядом с моей шеей. Я завидовала ей. Это было бы хорошо, сбежать от действительности, пусть даже всего на несколько часов.

Осторожно я вытащила маленький бархатный мешочек из моей сумки, не открывая ее полностью, чтобы Эдвард не смог увидеть наличность, которая все еще была там.

- Это попалось мне на глаза в витрине одного антикварного магазина, когда я проезжала мимо.

Я положила маленький золотой медальон на его ладонь. Он был круглый, с тонкой вьющейся гравировкой вокруг внешнего края. Эдвард дотронулся до защелки и посмотрел внутрь. Там было место для маленькой фотографии, а на противоположной стороне – надпись на французском.

- Ты знаешь, что здесь написано? - спросил он совсем другим тоном, более мягким, чем раньше.

- Продавец сказал мне, что здесь что-то о предопределенности, которая есть нечто большее, чем собственная жизнь. Правильно?

- Да, правильно.

Он посмотрел на меня, его топазовые глаза словно испытывали меня. Я встретила его пристальный взгляд лишь на мгновение, а затем притворилась, что мое внимание привлек телевизор.

- Надеюсь, ей понравится, - пробормотала я.

- Конечно, ей понравится, - сказал он легко и небрежно, но в эту секунду я была уверена, что он знает, что я что-то скрываю. Я была также уверена, что он не имеет ни малейшего представления о том, что именно.

- Давай отнесем ее домой, - предложил он, вставая и обвивая руку вокруг моих плеч. Я медлила.

- Что такое? – спросил он строго.

- Я хотела немного попрактиковаться с Эмметтом… - Я потеряла целый день из моих тренировок, и это заставляло меня чувствовать себя отставшей.

Эмметт сидел на диване с Роуз неподалеку. Он посмотрел вверх и оскалил зубы в предвкушении.

- Превосходно. Лес стоит проредить.

Эдвард хмуро взглянул на Эмметта и затем на меня.
- Завтра будет достаточно времени для этого, - сказал он.

- Не будь смешным, - ответила я недовольно. - Больше нет такой вещи как «достаточно времени». Этого понятия не существует. Мне еще нужно многому научиться и …

Он резко прервал меня.

- Завтра.

И выражение его лица при этом было таким, что даже Эмметт не стал спорить.

Я была удивлена, как трудно было вернуться к рутинным делам, которые на самом деле, были для меня в новинку. Но потеря даже той маленькой толики надежды, что я питала раньше, придавала всему оттенок обреченности.

Я попробовала сосредоточиться на положительных сторонах. Был хороший шанс, что моя дочь выживет, и Джейкоб тоже. Если у них есть будущее, то это своего рода победа, не так ли? Наша маленькая компания должна будет постоять за себя, ставя на первое место возможность побега для Джейкоба и Ренесми.

Да, стратегия Элис имела смысл, только если мы сможем навязать действительно хорошую борьбу. И, это своего рода тоже будет победой, учитывая, что Волтури не участвовали в серьезных битвах в течение тысячелетия.

Это не будет конец мира. Только конец Каленов. Конец Эдварда, конец меня.
Я предпочитаю смотреть на это именно так – особенно в отношении последней части. Я не смогу жить без Эдварда снова. Если он покинет этот мир, я покину его следом за ним.

Иногда я задавалась вопросом, есть ли что-то для нас на другой стороне. Я знала, что Эдвард не верит в это, но Карлайл ведь верит. Сама я не могла этого вообразить. Но с другой стороны, я не могла представить и того, что Эдвард не будет существовать как-нибудь, где-нибудь. Если мы сможем быть вместе в любом месте, тогда это будет счастливый конец.

Итак, череда моих дней продолжалась, только теперь все было гораздо труднее, чем раньше.

Эдвард, Ренесми, Джейкоб и я ходили проведать Чарли на Рождество. Вся стая Джейкоба была там, а так же Сэм, Эмили и Сью. Это воодушевляло - видеть их здесь, в маленьких комнатах дома Чарли. Их большие теплые тела разместились по углам вокруг редко появляющейся в этом доме украшенной елки – можно было точно увидеть, в каком месте елки Чарли стало скучно, и он бросил это занятие – и заслонил её мебелью. Всегда можно было рассчитывать на оборотней, которые с радостью предвкушают предстоящую битву, не важно какой самоубийственной она может оказаться. Их возбуждение было таким сильным, что буквально наэлектризовывало атмосферу вокруг и помогало скрыть абсолютное отсутствие энтузиазма с моей стороны. Эдвард был, как обычно, лучшим актером, нежели я.

На Ренесми был медальон, который я подарила ей на рассвете, а в кармане ее жакета лежал MP3 плеер от Эдварда – маленькая вещичка способная хранить пять тысяч песен, уже заполненная любимыми композициями Эдварда. На ее запястье была надета квилетская версия обручального кольца затейливого плетения. Эдвард скрипел зубами, глядя на этот подарок, но меня это не беспокоило.

Скоро, очень скоро, я отдам ее Джйкобу. Так как же мог беспокоить меня любой символ обязательства, от которого я так зависела?

Эдвард нашел день, чтобы заказать подарок и для Чарли. Его принесли вчера – особой вечерней доставкой – и Чарли провел все утро, изучая огромную инструкцию к новой рыбацкой звуковой системе.

Судя по тому, с каким аппетитом ели оборотни, можно было понять, что ланч приготовленный Сью был очень вкусным. Я размышляла о том, как бы нашу компанию воспринял человек со стороны? Достаточно ли хорошо мы играли свои роли? Смог бы незнакомец думать о нас, как о счастливом сборище друзей, которые наслаждаются праздником с обычным воодушевлением?

Я думаю и Эдвард и Джейкоб испытали такое же облегчение, как и я, когда пришло время уходить. Я чувствовала себя так странно, тратя энергию на человеческие хлопоты, когда было столько других, более важных дел. Мне было тяжело сконцентрироваться. Но в то же время, это был, возможно, последний раз, когда я видела Чарли. Может быть, это было даже хорошо, что я была в оцепенении и не могла осознать этого.

Я не видела маму со времени свадьбы, но я считала, что должна быть только рада этому постепенному отдалению от нее, которое началось два года назад. Она была слишком хрупка для моего мира. Я не хотела втягивать ее даже в самую малую его часть. Чарли был сильнее.

Может быть, достаточно сильный для того, чтобы попрощаться прямо сейчас, но я не смогла.

В машине было очень тихо. Снаружи, дождь превратился во что-то среднее между водой и льдом. Ренесми сидела у меня на коленях, играя с медальоном, открывая и закрывая его. Я смотрела на нее и представляла, что бы я могла сказать Джейкобу прямо сейчас, если бы мне не приходилось держать эти слова в тайне от Эдварда.

Если когда-нибудь будет достаточно безопасно снова, привези ее к Чарли. Расскажи ему всю историю. Расскажи ему, как сильно я любила его, как я не могла покинуть его, даже когда моя человеческая жизнь закончилась. Скажи ему, что он был самым лучшим отцом. Скажи ему, чтобы он передал слова любви Рене, что я надеюсь, что она будет счастлива, что все у нее будет хорошо…

Мне нужно будет отдать документы Джейкобу до того, как будет слишком поздно. Я отдам ему записку для Чарли. И письмо для Ренесми. Что-то, что она сможет прочитать, когда я уже не смогу сказать, как сильно люблю ее.

Не было ничего необычного за пределами дома Каленов пока мы подъезжали к нему, но я могла слышать некоторый шум внутри. Множество низких голосов перешептывалась и рычали. Шум не прекращался и казалось, что кто-то спорит. Я смогла выделить голоса Карлайла и Амуна, которые звучали чаще, чем другие.

Эдвард припарковал машину прямо перед домом, вместо того чтобы поехать в гараж. Мы обменялись настороженными взглядами перед тем, как вышли из автомобиля.

Джейкоб выглядел по-другому, его лицо было серьезным и осторожным. Я предположила, что он находится в раздумьях как Альфа. Очевидно, что-то случилось, и он собирался добыть информацию, которая могла понадобиться ему и Сэму.

- Алистер ушел, - пробормотал Эдвард, пока мы поднимались по лестнице.

Внутри, конфронтация была ощутима почти физически. Каждый вампир, что присоединился к нам, за исключением Алистера и трех вовлеченных в сору, стояли вдоль лестницы и наблюдали. Эсме, Кэби и Тиа располагались ближе остальных к трем вампирам в центре: посредине комнаты Амун шипел на Карлайла и Бэнджамина.

Скулы Эдварда напряглись и он быстро переместился поближе к Эсме, таща меня за собой. Я напряженно прижала Ренесми к груди.

- Амун, никто не вынуждает тебя оставаться с нами, если ты хочешь уйти, - сказал Карлал спокойно.

- Ты украл у меня половину клана, Карлайл! – взвизгнул Амун, указывая пальцем на Бэнджамина. – Поэтому ты позвал меня сюда? Отнять его у меня?

Карлайл вздохнул, а Бэнджамин закатил глаза.

- Да конечно, Карлайл выбрал борьбу с Волтури, подвергая опасности всю свою семью, только для того, чтобы я был здесь, - сказал Бэнджамин саркастически. – Будьте разумным, Амун. Я здесь для того, чтобы сделать справедливую вещь. Я не присоединяюсь ни к какому другому ковену. А вы можете поступать так, как сочтете нужным, как и сказал Карлайл.

- Ничем хорошим это не кончится, - зарычал Амун. – Алистер единственный, кто поступил разумно. Мы все должны бежать отсюда.

- Подумай, кого ты назвал разумным, - прошептала Тиа в сторонке.

- В этой резне мы все умрем!

- Никто не собирается сражаться, - сказал Карлайл уверенно.

- Это ты так говоришь!

- Если это произойдет, ты всегда сможешь сменить сторону, Амун. Я уверен, Волтури оценят твою помощь.

Амун усмехнулся.

– Возможно, это и есть ответ.

Ответ Карлайла был спокоен и искренен.

– Это не сможет изменить моего отношения к тебе, Амун. Мы друзья уже очень давно, но я никогда не стал бы просить тебя умереть за меня.

Голос Амуна стал более спокойным.

- Но ты тащишь моего Бэнджамина на дно вместе с собой.

Карлайл положил руку на плечо Амуна. Амун стряхнул ее.

- Я остаюсь, Карлайл, но это может оказаться во вред тебе. Я присоединюсь к ним, если это будет единственный путь выжить. Вы все просто дураки, если думаете, что сможете ослушаться Волтури. – Он нахмурился, затем вздохнул, посмотрел на меня и Ренесми и добавил сердитым тоном, - Я буду свидетельствовать, что этот ребенок растет. Это правда. Любой бы увидел это.

- Это все, о чем мы когда-либо просили.

Лицо Амуна исказила гримаса.

- Но это не все, что вы получаете, похоже. – Он повернулся к Бэнджамину. – Я дал тебе жизнь. Ты растрачиваешь ее.

Лицо Бэнджамина выглядело холоднее, чем я когда-либо видела. Это выражение совсем не вязалось с его мальчишескими чертами лица.

- Какая жалость, что вы не смогли подавить мою волю в процессе. Возможно, тогда вы были бы более довольны мною.

Глаза Амуна сузились. Он резко показал что-то Кеби, и они гордо прошли мимо нас по направлению к двери.

- Он не уходит, - сказал мне Эдвард спокойно. – Но теперь он будет держаться еще более обособленно. Он не обманывал, когда говорил о возможности присоединения к Волтури.

- Почему ушел Алистер? – шепотом спросила я.

- Никто точно не знает. Он не оставил записки. По его высказываниям можно было понять, что он считает, что борьба неизбежна. Несмотря на его поступок, он очень переживает за Карлайла, чтобы примкнуть к Волтури. Я предполагаю, он решил, что опасность чересчур велика. – Пожал плечами Эдвард.

Хотя беседа была только между нами двумя, конечно все могли ее слышать.

Элеазар ответил на слова Эдварда, словно они были адресованы всем.

- По тому, что он бормотал, можно было понять не только это. Мы не говорили много о Волтури, но Алистер волновался, что неважно как решительно мы сможем подтвердить вашу невиновность, Волтури не станут слушать. Он думает, что они в любом случае найдут оправдание, которое поможет достичь их целей здесь.

Вампиры беспокойно переглядывались. Идея, что Волтури могут манипулировать собственными священными законами для своей выгоды, не пользовалась популярностью. Только румыны были невозмутимы, обмениваясь ироничными полуулыбками. Они казались полностью довольны тем, как остальные старались думать только хорошее об их заклятых врагах.

Много приглушенных обсуждений началось в одно время, но я прислушивалась к разговору румын. Возможно потому, что светловолосый Владимир продолжал поглядывать в моем направлении.

- Я надеюсь, Алистер был прав в своих предположениях, - шептал Стефан Владимиру. – Неважно, какой будет результат, мир изменится. Пришло время, чтобы наш мир увидел, чем стали Волтури. Они никогда не потеряют власть, если каждый будет верить в эту ерунду о них и о том, что они защищают наш жизненный уклад.

- Когда мы правили, мы хотя бы были честны в том, чем являемся, - ответил Владимир.

Стефан кивнул.

- Мы никогда не надевали белые шляпы и не называли себя святыми.

- Я думаю, настало время для сражения, - сказал Владимир. – Можешь ли ты представить, большую силу, которая сможет выступить когда-либо? Другой шанс, настолько же хороший?

- Все возможно. Может быть однажды…

- Мы ждали уже пятнадцать сотен лет, Стефан. И они становятся только сильнее с годами.

Владимир сделал паузу и посмотрел на меня снова. И он не подал виду, что удивлен, когда заметил, что я тоже наблюдаю за ним.

- Если Волтури выиграют это сражение, они уйдут отсюда еще более могущественными, чем пришли. Каждое завоевание добавит им силы. Подумай, что только младенец может дать им, – он резко поднял подбородок, указывая на меня. – И она до конца еще не раскрыла свои способности. И повелитель стихий. – Владимир кивнул в направлении Бэнджамина, который тут же напрягся. Подобно мне, сейчас практически каждый прислушивался к разговору румын. - С их ведьминскими близнецами у них нет надобности в иллюзионисте или огненном прикосновении. – Его глаза переместились на Зафрину, затем на Кейт.

Стефан посмотрел на Эдварда.

- Но читатель мыслей им точно необходим. Но я понимаю, что ты имеешь в виду. Действительно, они извлекут огромную пользу, если выиграют.

- Большую пользу, чем мы можем позволить им извлечь, не правда ли?

Стефан вздохнул.

- Я думаю, что вынужден согласиться. И это значит…

- Что мы должны противостоять им, пока еще есть надежда.

- Даже если мы сможем только слегка покалечить их, даже заставим их уйти…

- Затем, когда-нибудь, другие закончат нашу работу.

- И наша длительная вендетта будет отплачена. Наконец-то.

Они закрыли глаза на мгновение и затем проговорили в унисон:

- Кажется, есть только один путь.

- Так что, мы будем сражаться, - сказал Стефан.

Хотя я могла видеть, что они были обеспокоены, что самосохранение борется в них с жаждой мести, улыбки, которыми они обменялись, были полны предвкушения.

- Мы сражаемся, – согласился Владимир.

Я подумала, что это хорошо. Подобно Алистеру, я была уверена, что борьбы не избежать. В этом случае, еще два вампира, сражающихся на нашей стороне, могли только помочь. Но решение румын все еще вызывало во мне дрожь.

- Мы тоже будем сражаться, - сказала Тиа, и ее обычно мрачный голос звучал как никогда торжественно. – Мы предполагаем, что Волтури захотят превысить свои полномочия. Но мы не собираемся быть их марионетками. – Ее глаза задержались на ее друге.

Бэнджамин оскалил зубы и бросил озорной взгляд на румын.

- Очевидно, я популярный товар. И мне придется выиграть свое право быть свободным.

- Для меня не будет в новинку, сражаться за то, чтобы оградить себя от королевских правил, - сообщил Гаррет дразнящим тоном.

Он сделала несколько шагов и похлопал Бэнджамина по спине.

- Это и есть свобода от гнета.

- Мы останемся с Карлайлом, - сказала Таня. – И мы сражаемся с ним.

Казалось, что выступление румын вынудило остальных почувствовать необходимость высказаться тоже.

- Мы еще не решили, - сказал Питер. Он посмотрел свысока на свою маленькую компаньонку. Губы Шарлотты выражали недовольство. Выглядело так, словно она приняла решение. Я задавала себе вопрос, каким оно было.

- Я тоже не решил, - сказал Рэндалл.

- И я, - добавила Мэри.

- Стаи будут сражаться с Калленами, - внезапно сказал Джейкоб. – Мы не боимся вампиров, - добавил он с усмешкой.

- Дети, - пробормотал Питер.

- Младенцы, - исправил его Рэндалл.

Джейкоб мгновенно оскалил зубы.

- Ну, я тоже сражаюсь, - сказала Мэгги, пожимая плечами, которые обнимала Сиобан. – Я знаю, правда на стороне Карлайла. Я не могу игнорировать этот факт.

Сиобан пристально посмотрела на младшего члена своего клана с взволнованным выражением глаз.

- Карлайл, - проговорила она, словно они были одни, пренебрегая внезапно возникшим ощущением официального совета, неожиданной лавиной декларативных высказываний, - Я не хочу, чтобы это переросло в схватку.

- Я тоже, Сиобан. Ты знаешь, что это последнее, чего я хочу. – Он слегка улыбнулся. – Возможно, ты должна сконцентрироваться на том, чтобы сохранить мир.

- Ты знаешь, это не поможет, - ответила она.

Я вспомнила разговор Роуз и Карлайла об ирландском лидере: Карлайл полагал, что у Сиобан есть некий неуловимый, но мощный дар, с помощью которого она может влиять на события по собственному усмотрению – но сама Сиобан в это не верит.

- Но это и не причинит вреда, - сказал Карлайл.

Сиобан закатила глаза.

- Должна ли я отчетливо представлять себе тот результат, которого я стремлюсь достичь? – спросила она саркастично.

Карлайл открыто улыбался.

– Если это не затруднит тебя.

- Итак, нет никакой необходимости моему клану излагать свои намерения, не так ли? – спросила она. – Раз не существует шанса на схватку.

Она положила руку на плечо Мэгги и притянула девочку ближе к себе. Друг Сиобан, Лиам, был молчалив и не выказывал никаких эмоций.

Почти все в комнате выглядели заинтригованными шуточной перепалкой Карлайла и Сиобан, но они ничего не стали объяснять.

Это был конец всех драматических выступлений на сегодня. Группа вампиров мелено рассеивалась, некоторые уходили на охоту, некоторые коротали время за книгами Карлайла, телевизором или компьютером.

Эдвард, Ренесми и я отправились на охоту. Джейкоб был рядом с нами.

- Глупые пиявки, - пробормотал он сам себе, когда мы вышли на улицу. – Думают, что они лучше, – фыркнул он.

- Они будут шокированы, когда младенцы спасут им жизнь, не так ли? – сказал Эдвард.

Джейк улыбнулся и расправил плечи.

– О да, они будут.

Это охота не была последней. Мы все снова будем охотиться ближе к тому времени, когда мы ожидаем Волтури. Так как крайний срок их появления не был определен, мы планировали провести несколько ночей на большой бейсбольной площадке, которую видела Элис, просто на всякий случай. Все что мы знали, это то, что они придут, когда снег покроет землю. Мы не хотели, чтобы Волтури были слишком близко к городу, и Деметрий смог бы привести их туда, где мы были. Я задумалась, кого бы он стал выслеживать, и предположила, что Эдварда, так как почувствовать меня он не мог.

Я думала о Деметрии все время на охоте, почти не обращая внимания ни на мою добычу, ни на снежинки, которые наконец-то стали падать с небес, но таяли, как только опускались на каменную почву. Поймет ли Деметрий, что он не может выследить меня? Что должен он сделать для этого? Что будет делать Аро? Или, может быть, Эдвард был не прав? Были ли какие-то исключения из того, что я могла выдержать, что-то, что сможет обойти мой щит. Все, что за пределами моего разума было уязвимо – открыто для способностей Джаспера, Элис и Бэнджамина. Может быть, талант Деметрия тоже работает как-то иначе.

А потом появилась мысль, которая отвлекла меня. Наполовину истекший кровью лось выпал из моих рук на каменистую землю. Снежинки взметнулись на несколько дюймов от теплого тела с едва уловимым шипящим звуком. Я безучастно уставилась на свои окровавленные руки.

Увидев мою реакцию, Эдвард поспешил ко мне, оставив свою собственную жертву.

- Что случилось? – спросил он тихим голосом. Его глаза исследовали лес вокруг нас в поисках чего-то, что объяснило бы мое поведение.

- Ренесми, - выдохнула я.

- Она прямо за этими деревьями, - успокоил он меня. – Я слышу и ее мысли и мысли Джейкоба. Она в порядке.

- Это не то, что я имела в виду, - ответила я. – Я думала о моем щите – ты действительно думаешь, что он многого стоит, что он поможет нам каким-то образом? Я знаю, остальные надеются, что я смогу защитить Зафрину и Бэнджамина, даже если это будет длиться всего лишь несколько секунд. Но что если это ошибка? Что если твоя вера в меня станет причиной, по которой мы будем побеждены?

Мой голос звучал все более истерично, хотя я все еще могла контролировать себя и говорить тихо. Я не хотела огорчить Ренесми.

- Белла, что навело тебя на такие мысли? Конечно, это замечательно, что ты можешь защитить себя, но ты не ответственна за спасение кого бы то ни было еще. Не беспокойся понапрасну.

- А что, если я не смогу защитить никого вообще? – прошептала я задыхаясь. – Эта вещь, которую я делаю - ошибочна и странна! Нет никакого объяснения или причины для этого. Может быть, она вообще не будет действовать против Алека.

- Шшш, - он попытался успокоить меня. – Не паникуй. И не волнуйся об Алеке. То, что он делает, никак не отличается от того, что делает Джейн или Зафрина. Это просто иллюзия – он не сможет попасть внутрь твоей головы точно так же, как этого не могу сделать я.

- Но Ренесми это делает! – отчаянно прошипела я сквозь зубы. – Это казалось таким естественным, я никогда не задумывалась об этом раньше. Эта способность всегда была просто частью ее. Но подумай, она направляет свои мысли прямо в мою голову, так же как она проделывает это со всеми остальными. В моем щите есть дыры, Эдвард!

Я отчаянно глядела на него, дожидаясь пока до него дойдет это ужасное известие. Его губы были сжаты, будто он пытался решить, как объяснить мне что-то. Но выражение его лица было абсолютно спокойно.

- Ты уже давно задумывался над этим, не так ли? – требовательно спросила я, чувствуя себя идиоткой оттого, что в течение месяцев не замечала очевидного.

Он кивнул, слабая улыбка появилась в уголках его губ.

- В первый же раз, когда она прикоснулась к тебе.

Я вздохнула над своей собственной тупостью, но его спокойствие несколько меня утешило.

- И это нисколько не тревожит тебя? Ты не видишь в этом проблемы?

- У меня есть две теории на этот счет, одна более вероятна, чем другая.

- Расскажи мне сначала менее вероятную.

- Ну хорошо, она твоя дочь, - подчеркнул он. – Генетически, она – наполовину ты. Я привык дразнить тебя тем, что твой ум работает на частоте, отличной всех остальных. Возможно, с ней происходит то же самое.

Это не убедило меня.

- Но ты отлично слышишь ее мысли. Каждый слышит ее мысли. А что, если и ум Алека работает на другой частоте? Что если…?

Он прижал палец к моим губам.

- Я думал об этом. Поэтому я считаю, что вторая теория более вероятна.

Я скрипнула зубами и стала ждать продолжения.

- Ты помнишь, что Карлайл сказал мне о ней, сразу после того, как она показала тебе первое воспоминание?

Конечно, я помнила это.

- Он сказал, что это интересная особенность. Словно она делает прямо противоположное тому, что можешь ты.

- Да. И я подумал, может быть, она взяла и твой талант и перевернула его так же, как и мой.

Я задумалась.

- Ты никого не впускаешь в себя, - начал он.

- И никто не может не впустить ее? – закончила я, сомневаясь.

- Это моя теория, - сказал он. – И если она может проникать в твой разум, я сомневаюсь, что есть какой-либо щит на планете, который сможет держать ее на расстоянии. Это поможет нам. Из того, что мы видели, следует, что никто не сомневается в правдивости ее мыслей, как только она их покажет. И я думаю, что никто не сможет удержать ее не показывать их, если будет находиться достаточно близко. Если Аро позволит ей объяснить…

Я содрогнулась, представив Ренесми так близко к жадным, молочным глазам Аро.

- Ну, - сказал он, поглаживая мои плечи. – Как минимум, ничто не сможет помешать ему увидеть правду.

- Но будет ли правды достаточно для него? – прошептала я.

На это у Эдварда не было ответа.


Глава тридцать пятая
^ Крайний срок

- Уходишь? – беспечно поинтересовался Эдвард. Чувствовалось, что эта беспечность наигранная и далась ему нелегко, внешне он ничем не выдал себя, лишь чуть сильнее прижимал Ренесми к груди.

- Да, кое-какие последние приготовления, - также небрежно ответила я.

Он улыбнулся моей любимой улыбкой и произнес:

- Скорее возвращайся ко мне.

- Всегда спешу к тебе.

Я снова взяла его «вольво», размышляя, проверил ли он спидометр после моей последней отлучки или нет. Сколько всего он уже догадался сложить вместе? То, что у меня была тайна, он знал абсолютно точно. Пытался ли он узнать причину, почему я не доверилась ему? Догадался ли он, что Аро скоро сможет узнать все, что знал и он? Я думала, что Эдвард, возможно, сделал именно такой вывод, поэтому он и не требовал у меня ответ. Мне казалось, что он пытался не размышлять слишком много на эту тему и не замечать мое поведение. Неужели он сопоставил все с моим странным представлением в то утро, после отъезда Элис, когда я сожгла книгу? Не знаю, догадался ли он обо всем или нет.

День с самого был тоскливый и пасмурный. Я гнала машину сквозь мрак, глядя на тяжелые облака. Пойдет ли сегодня вечером снег? Достаточно ли его выпадет, чтобы покрыть землю и воссоздать ту сцену из видения Элис? Эдвард предположил, что у нас в запасе ещё около двух дней. А после мы соберемся на поле, чтобы заманить Волтури на выбранное нами место. Проезжая через темнеющий лес, я обдумывала свою последнюю поездку в Сиэтл. Я предполагала, что понимаю, зачем Элис отправила меня в то убогое местечко, где Джей Дженкс занимался своими подозрительными клиентами. Если бы я отправилась в один из его офисов, так сказать более «законных», то, вряд ли смогла бы догадаться, о чем именно мне нужно у него спросить. Если бы я встретила его как адвоката Джейсона Дженкса, или Джейсона Скотта, смогла бы я догадаться, что Джей Дженкс занимается подделкой документов? Мне пришлось пройти весь путь, чтобы разобраться. Это было моей подсказкой.

Когда я припарковала автомобиль на стоянке у ресторана, уже совсем стемнело. Я приехала чуть раньше назначенного времени и, не обращая внимания на суетящуюся обслугу у входа, вставила контактные линзы, вышла из машины, и направилась в ресторан, чтобы там подождать Джея. Я торопилась поскорее управиться с этой тягостной необходимостью, чтобы вернутся к своей семье, Джей, наоборот, старался не ударить в грязь лицом. У меня было чувство, что сделка просто из рук в руки, где-нибудь на темной стоянке, показалась бы для него оскорблением.

У стойки я назвала имя Дженкса, и безумно вежливый метрдотель проводил меня наверх, в маленький отдельный кабинет с потрескивающим в очаге огнем. Он взял у меня длинное, до щиколоток, непромокаемое пальто цвета слоновой кости, которое я одела, чтобы скрыть выбранный Элис наряд, на ее взгляд это была просто идеально подходящая к ситуации одежда. Увидев моё платье для коктейля из жемчужного отлива атласа, у него вырвался приглушенный возглас восхищения. Ничего не могла с собой поделать, его реакция немного польстила мне; я все еще не могла привыкнуть к тому, что кажусь красавицей не только одному Эдварду. Метрдотель неуверенно отступал назад и, заикаясь, пытался оформить отрывочные слова в комплименты.

Ожидая Дженкса, я подошла к огню и поднесла руки ближе к пламени, хотелось согреть их перед неизбежным рукопожатием. В принципе, было очевидно, Джей понимал, что с Калленами что-то не чисто, но все равно это была полезная привычка, о которой не следовало забывать.

Примерно пол секунды я размышляла, что почувствую, если суну руку прямо в огонь. Что это будут за ощущения, если я загорюсь... Мои нездоровые размышления были прерваны приходом Джея. После того как метрдотель принял и его пальто тоже, стало очевидно, что не только я одна принарядилась для этой встречи.

- Прошу простить меня за опоздание, - сказал Джей, как только мы остались одни.

- Нет, вы пришли вовремя.

Он протянул мне свою руку, и, пожав его ладонь, я почувствовала, что его пальцы все равно были намного теплее моих. Кажется, его это не волновало.

- Осмелюсь заявить, что вы потрясающе выглядите, миссис Каллен.

- Спасибо, Джей. Пожалуйста, называйте меня Белла.

- Должен сказать, что работа с вами весьма отличается от сотрудничества с мистером Джаспером. С вами гораздо менее... тревожно. – Он нерешительно улыбнулся.

- Неужели? Я всегда считала присутствие Джаспера успокаивающим.

Он сдвинул брови.

- Правда? - вежливо пробормотал он, хотя было ясно, что с этим утверждением он не согласен. Как странно. Что Джаспер сделал с этим человеком?

- Вы давно знакомы с Джаспером?

Он вздохнул, кажется, что-то стесняло его.

- Я работал с мистером Джаспером более двадцати лет, и до этого мой старый партнер знал его в течение пятнадцати лет... Он никогда не меняется. – Джей слегка поежился.

- Да уж, Джаспер, такой забавный.

Джей покачал головой, как будто желая стряхнуть тревожные мысли.

- Не желаете ли присесть, Белла?

- Вообще-то, я немного тороплюсь. Мне далеко ехать домой. – Произнеся эти слова, я достала из сумочки толстый белый конверт с деньгами, оплатой за услуги, и протянула ему.

- О, - сказал он, в его голосе послышалось легкое разочарование. Он сунул конверт во внутренний карман пиджака, не потрудившись пересчитать.

- Я надеялся, что мы немного поговорим.

- О чем? – с любопытством спросила я.

- Для начала, позвольте я передам вам документы. Я хочу быть уверен, что вы остались довольны.

Он повернулся, поставил свой портфель на стол, и открыл замки. Джей достал большой, специально для документов, конверт из оберточной бумаги.

Не имея понятия, что нужно проверять, я вскрыла конверт и бегло просмотрела содержимое. Джей перевернул фото Джекоба и изменил цвет так, чтобы не было слишком заметно, что на водительских правах и на паспорте использована одна и та же фотография. На мой взгляд, оба документа выглядели идеально, но это еще ничего не значит. Я на долю секунды взглянула на фото в паспорте Ванессы Вульф, и тут же быстро отвела глаза, в горле словно встал ком.

- Спасибо, - сказала я.

Его глаза немного сузились, и я почувствовала, что он разочарован моей слишком поверхностной экспертизой.

- Уверяю вас, все в полном порядке. Они пройдут через любую, самую скрупулезную проверку.

- Я уверена в этом. Джей, я действительно ценю то, что вы сделали для меня.

- Для меня это было удовольствие, Белла. На будущее, совершенно свободно обращайтесь ко мне за всем, что только может понадобиться семье Каллен.

Не намекая открыто, он фактически приглашал меня занять место Джаспера.

- Вы хотели что-то обсудить?

- Хм, да. Как бы это сказать... - Он жестом пригласил присесть на каменную плиту у камина. Я села на край камня, он сел рядом. На его лбу снова выступил пот, он достал синий шелковый носовой платок из кармана и вытер его.

- Вы - сестра жены мистера Джаспера? Или вы замужем за его братом? – поинтересовался он.

- Замужем за его братом, - разъяснила я, размышляя, куда он клонит.

- Значит, вы были невестой мистера Эдварда?

- Да.

Он улыбнулся извиняясь.

- Понимаете, я много раз видел все имена. Примите мои запоздалые поздравления. Хорошо, что спустя столько времени мистер Эдвард нашел себе столь прекрасную спутницу.

- Большое спасибо.

Он сделал паузу, вытирая пот.

- Можете догадаться, что за столько лет, я стал весьма уважать мистера Джаспера и всю его семью.

Я осторожно кивнула.

Он глубоко вздохнул и затем, молча, выдохнул.

- Джей, пожалуйста, просто скажите то, что хотели сказать.

Он еще раз вздохнул и затем быстро, нечленораздельно, пробормотал:

- Если бы вы только могли заверить меня, что не планируете похитить маленькую девочку у ее отца, сегодня вечером я спал бы спокойнее.

- О, - произнесла я ошеломленно. Мне потребовалась минута, чтобы понять к какому ошибочному выводу он пришел.

- О нет. Ничего общего с похищением. – Я слабо улыбнулась, пытаясь заверить его. - Я просто готовлю безопасное место для неё, на случай, если вдруг что-то случится со мной и моим мужем. Он прищурился.

- Вы предполагаете, что-то должно произойти? - Он покраснел, затем извинился:

- Это, конечно же, не мое дело.

Я наблюдала, как красный поток разливается под тонкой мембраной его кожи, и была рада – как это часто бывало — что я не обыкновенная новообращенная. Джей производил впечатления хорошего человека, если оставить преступную деятельность в стороне, и убивать его мне бы очень не хотелось.

- Как знать, - вздохнула я.

Он нахмурился.

- Тогда, желаю вам удачи. И пожалуйста, не обессудьте, но… если ко мне приедет мистер Джаспер и спросит, какие имена я написал в документах...

- Конечно же, вы должны будете сказать ему немедленно. Ничего не имею против того, чтобы мистер Джаспер был осведомлен о наших с вами делах.

Моя прозрачная искренность, казалось, немного ослабила его волнения.

- Очень хорошо, - сказал он. - И не мог бы я уговорить вас остаться на обед?

- Сожалею, Джей. Сейчас я очень спешу.

- Тогда, снова примите мои наилучшие пожелания здоровья и счастья. Если семье Каллен что-нибудь потребуется, не стесняйтесь, обращайтесь ко мне.

- Спасибо, Джей.

Я уходила со своей контрабандой, оглянувшись назад, я увидела, что Джей смотрит мне вслед, на его лице застыло выражение смешанного беспокойства и сожаления.

Поездка назад заняла меньше времени. Ночь была черной, я выключила фары и понеслась по шоссе. Когда я подъехала к дому, большинство автомобилей отсутствовали, включая «порше» Элис и мой «феррари». Вампиры, придерживавшиеся традиций, уходили как можно дальше, чтобы утолить свою жажду. Я попыталась не думать об их ночной охоте, и невольно поежилась, мысленно представив их жертв.

В гостиной находились только Кейт и Гарретт, они весело спорили о пищевой ценности животной крови. Оказывается, Гарретт попытался поохотиться на вегетарианский манер, и понял, что это весьма сложно.

Эдвард, должно быть, отвел Ренесми домой, спать. Джейкоб, без сомнения, был в лесу рядом с домом. Остальная часть моей семьи, должно быть тоже охотилась. Возможно, они были с остальными Денали. Поэтому так получилось, что дом почти полностью принадлежал мне одной, и я поспешила воспользоваться этим преимуществом.

Я почувствовала, что зашла в комнату Элис и Джаспера впервые, за долгое время, может быть впервые с того дня, как они покинули нас. Я беззвучно обыскала их огромный шкаф, пока не нашла нужную сумку. Наверное, она принадлежала Элис - маленький черный кожаный рюкзак, из тех, которые обычно используются как обыкновенная женская сумочка, не слишком большая, и даже Ренесми может носить такую и она не будет бросаться в глаза. Тогда я совершила набег на их мелкие деньги, взяла примерно в два раза больше чем среднестатистическая американская семья тратить в год. Я предположила, что мое воровство будет менее заметно здесь, чем где-нибудь еще в доме, потому что эта комната остальным напоминала о грустных событиях. Конверт с поддельными паспортами и удостоверениями личности отправился в сумку, я положила его поверх денег. Потом я уселась на край их кровати, и посмотрела на ничтожно маленький багаж, который был всем, что я могла дать моей дочери и моему лучшему другу, чтобы помочь спасти их жизни. Я тяжело привалилась к столбику кровати, чувствуя себя беспомощной. Но что еще я могла сделать?

Так, склонив голову, я сидела несколько минут, пока меня не посетила отличная идея. Что если …

Допустим, что Джейкоб и Ренесми собираются убежать, и это означает, что есть возможность того, что Деметрий будет мертв. Это давало любым, кто выживет немного форы, то есть Элис и Джасперу тоже.

Итак, почему Элис и Джаспер не могут в таком случае помочь Джейкобу и Ренесми? Если они будут вместе, то лучшей защиты для Ренесми и желать не нужно. Не было никакой причины, почему это не могло произойти, за исключением факта, что Джейк и Ренесми оба были белыми пятнами для Элис. Как она начала бы искать их?

Я размышляла мгновение, затем оставила комнату, пересекла зал и вошла в комнаты Эсме и Карлайла. Как обычно, стол Эсме был завален планами и проектами, все аккуратно сложено в высокие стопки. Над столом располагались ряды небольших ящичков; в одном лежал канцелярский набор. Я взяла чистый листок бумаги и ручку.

Я смотрела на чистую страницу цвета слоновой кости в течение целых пяти минут, пытаясь сконцентрироваться на своем решении. Элис не была способна видеть Джейкоба или Ренесми, но она могла видеть меня. Я визуализировала ее видение в этот момент, отчаянно надеясь, что она не была слишком занята, чтобы не заметить этого.

Нарочно медленно я написала заглавными буквами, поперек страницы:

РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО

Рио казался лучшим местом, чтобы послать их: это было далеко отсюда, Элис и Джаспер уже были в Южной Америке, тем более наши прежние проблемы не ушли только потому, что сейчас у нас были еще более сложные проблемы. Была все еще тайна будущего Ренесми, ужас ее стремительного роста.

Так или иначе, мы направились на юг. Теперь поиск легенд станет задачей Джейкоба, и, надеюсь, Элис.

Я снова наклонила голову, противясь внезапному желанию зарыдать, и стиснула зубы. Я знала, что будет лучше, если в дальнейшем Ренесми будет без меня. Но мне уже так не хватало ее.

Я глубоко вдохнула и сделала запись на дне спортивной сумки, где Джейкоб найдет ее достаточно скоро. Я скрестила свои пальцы - было не похоже, что его средняя школа подразумевала преподавание португальского - у Джейка, по крайней мере, был испанский язык по выбору.

Теперь оставалось только ждать.

В течение двух дней, Эдвард и Карлайл оставались в месте, где Элис предвидела прибытие Волтури. Это было то же самое поле убийства, где новорожденные вампиры Виктории напали прошлым летом. Я хотела знать, чувствовал ли это Карлайл это повторение, подобно дежавю. Для меня, это было бы весьма ново. На сей раз Эдвард и я стояли бы вместе с нашей семьей.

Мы могли только вообразить, что Волтури будут отслеживать либо Эдварда, либо Карлайла. Я хотела знать, удивит ли они, что их добыча не убегает. Заставило бы это их насторожиться? Я не могла представить Волтури, когда-либо испытывающими потребность в осторожности.

Хотя я была, надеюсь, невидимой для Деметрия, я осталась с Эдвардом. Что сама собой разумеется. У нас оставалось всего несколько часов, чтобы побыть вместе.

С Эдвардом могло не быть последней великой сцены прощания, и я не планировала ее. Сказанные слова могли стать последними. Это было бы то же самое что печатать слово «Конец» на последней странице рукописи. Так что мы не сказали ничего друг другу, но не отходили друг от друга ни на шаг. Где бы ни застал нас конец, он не застанет нас порознь.

Мы установили палатку для Ренесми в нескольких ярдах позади защитного леса. Опять маленькое дежавю. Мы с Джейкобом на холоде ставим палатку... Было почти невозможно поверить, сколько всего изменилось с прошлого июня. Семь месяцев назад наш треугольник отношений казался невозможным, три разных вида горя, которого нельзя было избежать. Теперь все было идеально сбалансировано. Казалось ужасно ироничным, что все части пазла сложатся вместе как раз вовремя для них всех, чтобы быть разрушенными.

Снег пошел снова перед кануном Нового года. На сей раз, крошечные хлопья не таяли на каменной земле поля. В то время как Ренесми и Джейкоб спали - Джейкоб, храпел так громко, что я удивилась, как Ренесми не проснулась - снег, образовавший поначалу тонкую корочку на земле, затем превратился в более толстые сугробы.

Ко времени, когда солнце взошло, сцена из видения Элис была завершена. Эдвард и я держались за руки, мы смотрели поперек блестящего белого поля, и ни один из нас не произносил ни слова.

В течение утренних часов, собрались и все остальные. Их глаза, имели немое свидетельство их приготовлений - некоторые слегка золотистые, некоторые насыщенного темно-красного цвета. Вскоре после того, как все мы собрались, мы могли слышать волков, передвигающихся по лесу. Джейкоб появился из палатки, оставляя Ренесми, все еще спящей, чтобы присоединиться к ним.

Эдвард и Карлайл выстраивали других в свободном порядке, наши свидетели стояли по сторонам.

Я наблюдала на расстоянии, ожидая около палатки Ренесми ее пробуждения. Когда она проснулась, я помогла ей одеться. Одежду я тщательно выбрала за два дня до этого. Одежда, которая выглядела вычурной и женственной, но она была как раз достаточно прочная, чтобы не показать, сколько ее носят - даже если человек носил ее при поездке верхом на гигантском оборотне через несколько штатов. Поверх ее жакета я надела черный кожаный рюкзак с документами, деньгами, ключом, и моими нежными посланиями для нее и Джейкоба, Чарли и Рене. Она была достаточно сильна, так что это не стало для неё бременем.

Ее глаза округлились, поскольку она читала муку на моем лице. Но она была достаточно сообразительна, чтобы не спрашивать о том, что я собралась делать.

- Я люблю тебя, - сказал я ей. - Больше чем что - либо.

- Я тоже люблю тебя, мама,- ответила она.

Она коснулась медальона на своей шее, в который была теперь вставлена крошечная фотография с изображением её, Эдварда и меня. - Мы всегда будем вместе.

- В наших сердцах мы всегда будем вместе, - я исправила шепотом столь же тихим что и вздох. – но когда настанет время, ты должна будешь оставить меня.

Ее глаза расширились, и она коснулась своей рукой моей щеки. Её молчание было ещё тяжелей, чем, если бы она закричала.

Я с трудом сглотнула; мое горло казалось распухшим.

- Ты сделаешь это для меня? Пожалуйста?

Она сильнее прижала свои пальцы к моему лицу.

- Почему?

- Я не могу сказать тебе, - прошептала я. - Но ты скоро поймешь. Я обещаю.

В моих мыслях я видела лицо Джейкоба.

Я кивнула, затем убрала её пальцы.

- Не думай об этом, - прошептала я ей на ухо. - Не говори Джейкобу, пока я не скажу тебе бежать, хорошо?

Это она поняла. И тоже кивнула.

Я достала из своего кармана одну последнюю деталь.

Пакуя вещи Ренесми, неожиданно искрящийся цвет привлек мой взор. Случайный луч солнца через окно в крыше осветил драгоценности в древней шкатулке, стоящей на верхней полке. На мгновение я задумалась и затем пожала плечами. После того, как догадки Элис сложились вместе, я не могла надеяться, что назревающий конфликт разрешиться мирно. Но почему бы не попробовать начать его, настолько дружественно насколько возможно? Я спросила себя - что это могло повредить? Так что, пожалуй, я должна немного надеяться - слепой, бессмысленной надеждой – поэтому я потянулась к полке и достала свадебный подарок Аро для меня.

Теперь я закрепила толстую золотую веревку на своей шее и чувствовала вес огромного алмаза удобно устроившегося на моем горле.

- Красиво, - прошептала Ренесми.

Она крепко обвила меня своими руками за шею. Я прижала её к своей груди. Крепко обнявшись, таким образом, я вынесла ее из палатки к полю.

Эдвард поднял одну бровь, когда я приблизилась, но не сделал замечания относительно о том, зачем мы здесь. Он просто очень крепко обнял нас обеих, и мы стояли так довольно долго, а потом с глубоким вздохом отпустил нас. Я не замечала в его глазах прощания. Возможно, он надеялся на что-то после этой жизни, так пускай надеется.

Мы заняли наше место, Ренесми проворно взобралась на мою спину, чтобы освободить мне руки. Я стояла на несколько шагов позади первой линии фронта, составленного Карлайлом, Эдвардом, Эмметтом, Розали, Таней, Кейт, и Элеазаром. Рядом со мной были Бэнджамин и Зафрина - это была моя работа - защищать столько, на сколько я была способна. Они были нашим лучшим наступательным оружием. Даже несколько мгновений, на которые Волтури могли бы упустить нас из внимания могли бы все изменить.

Зафрина была неуязвима и беспощадна, словно бы зеркальное отражение Сенны. Бенджамин сидел на земле, его ладони упирались в грязь, он что-то едва различимо шептал о неверных позициях. Вчера вечером, он разбросал груды валунов так, что они выглядели натурально, теперь снег покрыл их вершины по всему дальнему периметру луга. Их было недостаточно, чтобы ранить вампира, но достаточно, надеюсь, чтобы отвлечь его внимание.

Свидетели сгруппировались справа и слева от нас, некоторые ближе чем остальные - те, кто хотел показать себя были ближе всего. Я заметила Сиобан потирающую свои виски, она закрыла глаза, чтобы сконцентрироваться; может она пыталась пристроиться к Карлайлу, пытаясь визуализировать дипломатическое соглашение?

В лесу позади нас невидимые взору волки застыли и приготовились; мы могли только слышать их тяжелое дыхание и биение их сердец.

Облака клубились, рассеивая свет так, что сложно определить – было это утро или уже день. Глаза Эдварда были прищурены, как будто он тщательно исследовал все вокруг, и я была уверена, что он снова видел ту же самую сцену - в первый раз она была видением Элис. Все выглядело так, как должно было перед прибытием Волтури. У нас оставались только минуты или секунды.

Вокруг нас были вся наша семья и союзники.

Огромный красновато-коричневый волк Альфа вышел из леса, чтобы оказаться рядом со мной; должно быть, это было слишком трудно для него - держаться на расстоянии от Ренесми, когда опасность была столь близка.

Ренесми потянулась к нему, ее пальцы переплелись с мехом на его массивном плече, и ее тело слегка расслабилось. Рядом с Джейкобом она была спокойнее. Я тоже почувствовала себя немного лучше. Пока Джейкоб будет с Ренесми, с ней все будет в порядке.

Не побоявшись отвернуться, Эдвард вернулся ко мне. Я протянула руку и схватила его ладонь. Он сжал мои пальцы.

Прошла еще одна минута, и я напряглась, услышав приближающиеся звуки.

Ту же насторожился и Эдвард, сквозь его зубы вырвалось низкое шипение. Его глаза сосредоточились на лесе, к северу от того места, где мы стояли.

Мы устремили свой взгляд туда же куда и он, и терпеливо ждали, пока проходили последние секунды.


Глава тридцать шестая
Итоги работы республиканских учреждений культуры, искусства, образования и предприятий отрасли печати республики марий эл в 2009 году 22 - страница 7,
ЭЛЕКТРОННЫЕ УМК И НОВАЯ ПАРАДИГМА ОБРАЗОВАНИЯ - Министерство образования и науки Российской Федерации Ростовский...,
У чэнэнь Путешествие на Запад. Том 3 - страница 5,
Инфраструктура и маркетинговая политика «духовного» рынка сложна и продуманна, образные системы тщательно подобраны и выверены - страница 9,
Конструирование одежды (6-е изд., испр.) учебник - Муниципальное учреждение «информационно-библиотечный центр г....,
ПРИЛОЖЕНИЕ Б - Нормативных документов в строительстве,
Тьма перед рассветом - страница 28,
2.3 Население - Пояснительная записка Обоснование проекта генерального плана Генеральный директор,
Лекция 11. Факторы, способствующие успешной эволюции - Л. С. Васильев Теоретические проблемы исторического процесса...,
Российские сми о мчс мониторинг за 9 сентября 2011 г - страница 50,
Стаття 19. Внесення змін і доповнень до іпотечного договору - Закон україни,
Таинство брака. Майк мейсон - страница 2,
Сборные туры для мини-групп школьников - страница 15,
Развитие минерально-сырьевого - Программы по форсированному индустриально-инновационному развитию,
Мирович Ярослав Богданович,
Экскурс в историю (рассказ о пиратах, о компасе, о кодексе пиратов) «Школа пиратов» (арт-проект, подвижные игры,конкурсы),
Дополнительные образовательные программы. Повышение квалификации Кострома, 2000 Сборник печатается по решению Ученого Совета Костромского института повышения квалификации - страница 39,
Конкурс научных молодежных работ «Молодежь Белгородской области» - страница 4,
Оніщенко Н.В., Магда В.А - Міністерство внутрішніх справ україни Академія внутрішніх військ мвс україни науково-дослідний...,
Критические ситуации в анестезиологии - страница 13,
4.5.1. Анализ факторов и условий, влияющих на деятельность эмитента - Ежеквартальныйотче т открытое акционерное...,
Крепости - страница 3,
9.3. Права и обязанности обучающихся при реализации ООП - Основная образовательная программа высшего профессионального...,
Геннадий Мир - страница 58,