ФОРМИРОВАНИЕ НАВЫКОВ ПУБЛИЧНОГО ВЫСТУПЛЕНИЯ - О. А. Жданова профилактика дисграфии в дошкольном возрасте


^ ФОРМИРОВАНИЕ НАВЫКОВ ПУБЛИЧНОГО ВЫСТУПЛЕНИЯ

У ЗАИКАЮЩИХСЯ ПОДРОСТКОВ


Это огромная задача – суметь воплотить свои мысли

и чувства в слова и … сказать эти слова так, чтобы

слушатель понял их, чтобы в нем они снова

перевоплотились в те же мысли и те же чувства

^ Д. Лондон. «Мартин Иден»


Умение красиво, грамотно и эмоционально говорить во все времена оказывало влияние на людей, их взгляды и убеждения, дела и поступки. Наполеону принадлежат слова: «Кто не умеет говорить, карьеры не сделает». Л. Толстой писал о том, что «слово – дело великое, потому что словом можно соединить людей; словом можно служить любви, словом же можно служить вражде и ненависти». «Словом можно убить – и оживить, ранить – и излечить, посеять смятение и безнадежность – и одухотворить», был убежден В.А. Сухомлинский. Для современного человека важность владения навыками публичного выступления в профессиональном, деловом, научном общении также стала общепризнанной, поскольку обладание риторическими навыками и умениями позволяет нам быть успешными в многообразных сферах деятельности, а также чувствовать себя уверенно и комфортно в различных ситуациях.

Вопросы совершенствования публичной речи издавна волновали многих ученых. Так, в древней Греции высшей целью риторики являлась способность оратора удерживать, завораживать публику убедительностью и красотой речи. На протяжении столетий создавались школы речевого мастерства, поскольку знание основ ораторского искусства было необходимо каждому, кто участвовал в общественной жизни. С XX века началось активное исследование проблемы общения, разнообразия языковых и невербальных средств общения в рамках коммуникативного подхода (Н.И. Жинкин, М.И. Лисина, 1958). Тему публичного выступления как одного из вариантов общения можно проследить и в современных научно-практических исследованиях (Б.Ц. Бадмаев, 1999; О.А. Баева, 2001; А.А. Малышев. 1999).

Однако в настоящее время можно говорить о том, что искусство публичной речи зачастую оказывается невостребованным. Неумение выразить свои мысли в устной форме, словесные штампы, недостаточность логических доводов и неубедительность в речи нередко характеризует даже специалистов речевых профессий, в том числе лидеров политических партий и руководителей самого высокого ранга. К сожалению, представители молодого поколения также не владеют родным языком с достаточной уверенностью, а изученные в школе правила и нормы не помогают им стать мастерами слова.

Особую проблему публичное выступление составляет для лиц, имеющих речевую патологию в форме заикания. В настоящее время такой распространенной формой нарушения речевого общения страдает от 1,5 до 3 % взрослого населения; наиболее ярко клиническая и психологическая картина данного дефекта речи проявляется в подростковом возрасте. Период взросления, когда подросток вынужден находить компромисс между детством и взрослостью, является одним из важных этапов социализации личности. Для подростка значимыми становятся такие понятия, как отношения с другими (группой), отношение к себе, формирование социально-ответственного поведения, поэтому в этом возрасте речевой дефект наиболее ярок и стоек в своих проявлениях. В дальнейшем возникают определенные изменения его личности, что приводит к нарушениям коммуникации заикающегося с окружающим.

Теоретические исследования в области логопедии свидетельствуют, что заикающимся подросткам зачастую бывает сложно, а иногда просто невозможно преодолеть свои собственные страхи и комплексы, связанные с публичными выступлениями (Л.И. Белякова, 1998; М.И. Буянов, 1989; В.И. Селиверстов, 2001). Понимая заикание как нарушение коммуникативной функции речи, авторы подчеркивают психологическую зажатость и недостаточную коммуникабельность подростков, а также ограничение не только их общения, но и возможности самореализации.

Наш практический опыт, связанный с изучением заикающихся подростков на протяжении более десяти лет, показывает, что понимание своего речевого недостатка нередко порождают у них определенные психологические особенности: стеснительность – вплоть до робости, стремление к уединению, чувство угнетенности и постоянные переживания за свою речь.

В возрасте 11-12 лет у подростков начинает развиваться ярко выраженная логофобия (страх речи). На этом этапе чувство страха речи ощущается достаточно сильно, но вербализуется скорее как телесный дискомфорт. Обычно на прямые вопросы о том, есть ли у них страх речи, младшие подростки отвечают отрицательно. Однако при дополнительных расспросах выясняется, что значимое речевое общение часто сопровождается не только выраженными вегетативными реакциями (учащенное сердцебиение, повышенная потливость и пр.), но и волнением, острой тревогой. Такое переживание носит по преимуществу ситуативный характер и по-прежнему недостаточно осознается пациентами.

В возрасте 14-16 лет логофобия начинает доминировать, а судорожные речевые запинки отходят как бы на второй план. Страх речи теперь может быть вызван даже мысленным представлением речевой ситуации. Воспоминания о пережитом негативном чувстве или ожидание его становятся активаторами последующего страха. Кроме того, в этот период появляется осознание своего дефекта речи, боязнь произвести на собеседника неблагоприятное впечатление, обратить внимание посторонних на речевой дефект, не суметь выразить мысль вследствие судорожных запинок и т.д.

Кроме того, у заикающихся подростков нарушается не только передача коммуникативной информации, но и способность ее восприятия от других лиц. Неслучайно поэтому таким стойким является стереотип представлений заикающихся о лечении как о работе только с речью и пассивная позиция в отношении возможной работы с процессом коммуникации – само понятие группы воспринимается ими не как групповое взаимодействие, а как соприсутствие многих людей, каждый из которых занят своим делом.

В дальнейшем боязнь речевого общения с навязчивым ожиданием речевых неудач образует порочный круг. Нарастание требований, предъявляемых к речевой коммуникации в старшем подростковом возрасте, и увеличение потребности в общении приводят к тому, что у большинства заикающихся речь становится источником постоянной травматизации. По этим причинам подросткам c таким сложным речевым недугом очень редко удается самостоятельно побороть сложившийся для них стереотип о невозможности красивой и правильной речи, интересной для слушателя, о невозможности стать успешным в области ораторского искусства.

Все это с необходимостью заставляет искать новые нетрадиционные формы коррекционной работы, комплексно подходить к решению патологии речи и личности заикающегося. Указания на необходимость использования приемов, формирующих навыки публичного выступления при заикании, косвенно встречаются в трудах некоторых отечественных исследователей (Ю.Б. Некрасова, 1992; И.А. Поварова, 2004; В.М. Шкловский, 1974). Так, система комплексной медико-педагоги­ческой реабилитации взрослых заикающихся, разработанная коллективом «Лаборатории патологии речи» под руководством Н.М. Асатиани, предполагает публичное выступление на заключительном этапе работы. Данный этап включает подготовку пациентов к концертной программе, которая проводится перед многолюдной аудиторией. Все же предыдущие звенья логопедического воздействия направлены на подготовку пациентов к этому серьезному речевому испытанию.

Наиболее отчетливо проблема восстановления нарушенного речевого общения в ситуации значимого публичного выступления получила отражение в работах Н.Л. Карповой (2003). Созданная ею система семейной логопсихотерапии выстроена на основе комплексной методики лечения заикающихся подростков и взрослых Ю.Б. Некрасовой (1992), согласно которой заикание понимается как сложное нарушение речевой коммуникации в ситуациях значимого общения [2; 3].

Нами было проведено изучение потенциальных возможностей публичного выступления как метода работы с заикающимися на базе практической работы групп семейной логопсихотерапии г. Таганрога в 2000–2010 годах. Также впоследствии были проанализированы механизмы и этапы системы семейной групповой логопсихотерапии в аспекте формирования навыков публичного выступления. Преодоление основной проблемы – заикания – соотносилось нами с обучением навыкам публичного выступления в самой трудной и значимой для заикающихся подростков ситуации – перед многочисленной аудиторией.

Подчеркнем, что мы глубоко уверены в том, что качества хорошего оратора приобретаются, развиваются и воспитываются. Действительно, еще много тысячелетий тому назад выдающийся теоретик ораторского искусства и знаменитый оратор Древнего Рима Марк Туллий Цицерон произнес фразу, которая стала крылатой: «Поэтами рождаются, ораторами делаются». А известный адвокат прошлого А.Ф. Кони был уверен в том, что «умение говорить публично достигается выполнением ряда требований, повседневной практики и систематических тренировок» [1].

Вспоминая историю ораторского искусства, в ходе логопсихотерапевтических занятий мы не раз обращаемся к образу древнегреческого оратора Демосфена. Историки утверждают, что его первые выступления не имели успеха, поскольку Демосфен страдал заиканием, выраженным в тяжелой степени, а также имел дефекты звукопроизношения. И, как вспоминает Плутарх в книге «Сравнительные жизнеописания», только ценой огромных усилий, постоянного и упорного труда великий оратор добился признания современников [1].

Чтобы укрепить свой слабый голос, научиться жестикулировать, позировать перед слушателями, владеть мимикой Демосфен, спускался в подземелье и работал в нем каждый день. Нередко он уединялся на два-три месяца, предварительно выбрив себе половину головы. Чтобы сделать дикцию четкой и ясной, будущий оратор брал в рот камешки и, не выбрасывая их, читал на память произведения поэтов. Упражнялся он и в произнесении слов и фраз даже во время бега или подъема на крутую гору, старался научиться говорить несколько длинных фраз, не переводя дыхание. Любую встречу, беседу, деловой разговор Демосфен рассматривал как тренировку в красноречии. Оставшись один, он поскорей спускался к себе в подземелье и повторял весь разговор, старался придать изложению стройность, привести убедительные доказательства.

В процессе занятий мы сравниваем способы работы над собой древнегреческого оратора и пациентов групп семейной логопсихотерапии; при этом обращается внимание на очевидное сходство психологических и речевых приемов. Также следует отметить, что занятие по данной теме проводит лидер группы, добившийся хороших результатов, или выпускник предыдущей группы, демонстрирующий навыки плавной речи и уверенного поведения. В заключении подростки делают вывод о том, что феномен Демосфена заключается в гиперкомпенсации своего недостатка, о чем свидетельствует не только избавление от дефекта, но и достижение значимых результатов именно в речевой сфере (табл. 1).


^ Таблица 1

Сравнительный анализ приемов коррекции заикания Демосфена

и пациентов групп семейной логопсихотерапии


Демосфен

Пациенты логопсихотерапевтической группы

  1. Произношение длинной фразы на одном выдохе.

  2. Произношение стихов при подъеме в гору, на бегу.

  3. Упражнения на берегу моря, словно перед
    толпой.

  4. Четкая артикуляция, достигаемая благодаря
    насыпанию в рот мелких камней.

  5. Упражнения в присутствии незнакомых людей.

  6. Вхождение в роль (образ Перикла).




  1. Подражание другому человеку, копирование
    собеседника.

  2. Безмолвное проговаривание своей речи в пещере.




  1. Использование совета друга.

  2. Обращение внимания на открытые слоги и гласные звуки.

  3. Дыхательные упражнения.




  1. Беседы, споры, проводимые после всех упражнений.

  1. Чтение гекзаметра.


2. Речевые упражнения «Часы стучат», «Гусь».

3. Речевые упражнения «Я – Ялта».


4. Артикуляционно-вибрационный массаж,

скороговорки.

5. Эффект видеокамеры.

6. Речевая игра «Глухие старухи»,
театральные постановки.

7. Дирижирование, психологическая беседа на тему «Сопряжение – несопряжение».

8. Молчание, чтение про себя, аутогенная
тренировка.

9. Групповая поддержка.

10. Полный стиль произношения.


11. Зарядка А.С. и А.Н. Стрельниковых,

работа с диафрагмальным дыханием.

12. Коммуникативные тренинги.

Личность оратора определяется совокупностью определенных устойчивых психологических качеств человека (стремление к общению, уверенность в себе, искренность), формирующихся в процессе его отношений с окружающим миром. Следует заметить, что природные данные (хорошо развитое «языковое чутье», высокий уровень умственных способностей) помогают человеку добиться лучших результатов, но сами по себе не являются залогом успеха. Умение говорить и выступать приобретается теми, кто стремится к этому и прилагает определенные усилия.

Анализируя процесс логопсихотерапии с точки зрения формирования у заикающихся навыков ораторского искусства, особо отметим, что выступление перед аудиторией, выход на сцену для наших пациентов представляется в начале работы как нечто «за пределами дозволенного». Вспоминая свой первый шаг на сцену, пациенты пишут: «Мое состояние можно описать как панический ужас» (Л.Э., 28 лет); «Мысли в голове метались, как сумасшедшие» (М.А., 21 год; «Было сильное ощущение дискомфорта» (Б.А., 23 года). И всего спустя месяц бывшие заикающиеся слышат: «Браво!», выступая со сцены, их голоса звучат спокойно и ровно, их внутреннее самочувствие прослеживается в дневниках: «Я хочу говорить все больше и больше … мне мало этой сцены» (Л.Э., 28 лет); «Я хочу найти работу, где можно будет показать, какая у меня правильная и красивая речь» (С.В., 11 лет).

Рассмотрим основные этапы системы семейной групповой логопсихотерапии с позиций формирования навыков публичного выступления.

На I-м, пропедевтическом (диагностическом), этапе пациенты анализиурют специально подобранную литературу и начинают лучше понимать окружающий мир и самих себя; поднимают наиболее важные для себя вопросы и пробуют давать на них ответы. Таким образом преследуется цель решения личностных проблем при помощи направленного чтения. На этом этапе незаметно идет тщательная подготовка к успешному выходу человека на сцену в самом широком смысле этого слова: и на сцену-трибуну в качестве оратора, и на сцену новой жизни, поскольку закладывается «фундамент» успешности преобразования личности из неуверенной, неинициативной – в активную и социально полноценную. Благодаря работе с высокохудожественным произведениями у пациентов появляются первые «ростки» будущих изменений, о чем они пишут в своих дневниках:

«От самого человека зависит, каким он вырастет, кем он станет в жизни, превратится в прекрасного величественного лебедя или так и останется «гадким утенком» (Н.М., 11 лет).

Рассматривая формирование навыков публичной речи у заикающихся подростков, особое значение мы придаем 2-му этапу нашей методике – сеансу эмоционально-стрессовой логопсихотерапии. Он мощно способствует преодолению психологического барьера страха речи, в частности публичной речи, поскольку именно она является для них наиболее значимой ситуацией общения. По мнению самих пациентов, сеанс – это «энергетический заряд огромной силы, который просто необходим в лечении заикания» (Б.А., 23 года); «именно на сеансе я поняла, что теперь я смогу говорить и жить по-новому» (Х.М., 29 лет).

В процессе подготовки к сеансу выявляется «портрет неповторимости» каждого участника группы, выявляются его уникальные личностные черты и особенности. Именно эти данные лежат в основе конкретного внушения, которое убеждает каждого стоящего на сцене в наличии у него воли к речевой победе. Далее следует «ввод в речь», основанный на принципе постоянного усложнения форм речи: от сопряженной к отраженной, далее к вопросно-ответной и от нее к спонтанной форме речи. Данная технология представляет собой целый каскад приемов ораторского мастерства, с которыми пациенты знакомятся, впервые поднявшись на сцену для демонстрации своей речи. При успешном «введении в речь» происходит постепенное угасание патологических стереотипов на основе положительного подкрепления при слуховом приеме.

Используя метод «авансированного доверия», логопсихотерапевт дает заикающемуся установку: «Каждый заикающийся может и обязан стать оратором!» Впоследствии это требование к новой восстановленной речи, сформулированное в 20-е годы нашим соотечественником, бывшим заикавшимся И.И. Тартаковским, станет лозунгом работы в группе.

Именно с таким настроем пациенты подходят к III-му, активному этапу логопсихотерапии. Формально можно разделить занятия этого периода на два блока (речевой и психологический), которые находятся в тесном переплетении друг с другом.

С одной стороны, идет профессиональная подготовка ораторской речи, совершенствование речевой культуры. Используются применяемые в театральных вузах специальные технологии (дыхательная гимнастика Стрельниковых, приемы рациональной голосоподачи). Пациенты общаются друг с другом, используя особый речевой режим – полный стиль произношения, который опирается на эталоны русской речи как в произносительном, так и в стилистическом отношении. С другой стороны, в наших логопсихотерапевтических группах обучаются не только красивому и правильному звучанию речи. Превыше всего здесь ценится содержательная сторона высказывания, умение думать и умение грамотно «озвучивать» свои мысли, выразить свои чувства. «За один месяц я стал в сто раз умнее, чем за пять лет обучения в институте», – писал нам 23-летний Б.А.

Новая речь формируется и поддерживается в ходе ежедневных 8-9-часовых занятий, в которых используются и элементы коммуникативных тренингов. Здесь происходит живое диалогическое общение, наряду со способностью говорить формируется умение слушать и слышать, что значимо и для полноценной коммуникации, и для наших начинающих ораторов. Чтение высокохудожественных произведений (стихов, прозы) чередуется со спонтанной речью, экспромтом. Тихий немодулированный голос меняется на яркий и выразительный, постепенно он начинает «петь и в разговоре, и в стихах, звучать по скрипичному, а не стучать словами» (К.С. Станиславский). Голосовые изменения оказывают существенное влияние на личностные характеристики, подтверждая еще один лозунг группы: «Голос – это личность!», а также слова Овидия: «Песни творят певцов по своему образцу».

Особенностью методики групповой семейной логопсихотерапии является то, что выход на сцену подразумевается для каждого участника группы всегда. Занятия III-го и IV-го, контрольно-поддерживающего этапов оканчиваются еженедельными «экзаменами», своеобразными мини-спектаклями, в которых участвуют и пациенты, и их родители и родственники. Сознательно создается ситуация «экзамена» с целью формирования адекватного отношения к нему.

Одним из основных инструментов формирования «незаикающейся личности» нашей системы является организация смены психических состояний как у пациентов, так и у их родственников. Согласно авторам системы, сутью логопсихотерапии является вызывание, усиление и пролонгирование саногенных (оздоравливающих) состояний, а именно состояний готовности к речи. Изучение закономерностей становления таких состояний на фоне положительного эмоционального тонуса и повышенного уровня психической активности пациентов позволило специалистам выделить особое состояние – состояние успеха. Последовательное проживание состояний, сопутствующих речевым победам пациентов, можно определить следующей цепочкой: «Я говорю» – «Я говорю хорошо» – «Мне нравится говорить» – «Я хочу говорить еще». Публичное выступление представляет собой речевое общение в максимально сложной для заикающихся коммуникативной ситуации. Пациент вновь и вновь, желая испытать успех, преодолевает психологический барьер страха речи и переводит состояние коммуникативной готовности в состояние коммуникативного удовольствия, как правило, в присутствии большого количества зрителей.

Катамнестические данные, собираемые нами, подтверждают правильность основополагающих принципов системы семейной логопсихотерапи: стойкие результаты имеют те пациенты, которые выбирают именно путь оратора. Поставленная цель достигнута: «Говорить, как все, мы не можем; говорить плохо мы не хотим; мы говорим лучше всех!»


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Бадмаев Б.Ц., Малышев А.А. Психология обучения речевому мастерству. М.: Гуманит. изд. центр «ВЛАДОС», 1999.

  2. Карпова Н.Л. Основы личностно ориентированной логопсихотерапии: учеб. пособие. М.: Флинта, 1997.

  3. Некрасова Ю.Б. Психологические основы процесса социореабилитации заикающихся: дис. в форме научного докл. … д-ра психол. наук. М., 1999.






CULTUROLOGICAL ASPECTS OF THE UKRAINIAN NATIOGENESIS (the XVI-th – FIRST HALF of the XVII-th CEN.) Oleh Mal’chevs’kyi,
2. Таможенное оформление экспорта оружия с территории Украины - Подготовка и осуществление экспортных сделок по продаже оружия с,
Средневековье - Ббк 63. 3(0)я 73 в 84 Всероссийский заочный финансово-экономический институт,
Отчет о деятельности государственного казенного учреждения - страница 7,
7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ - Методические указания по дипломному проектированию для студентов специальности 080502. 65«Экономика...,
6.2. Модель школы. Методологические основы модели новой школы - Программа функционирования и развития адаптивной...,
Обеспечение стойкости бортовой радиоэлектронной аппаратуры космических аппаратов к воздействию электростатических разрядов - страница 2,
Інститут іоносфери НАН та МОН України - Щодо затвердження пріоритетних тематичних напрямів вищих навчальних закладів...,
Гречко андрей антонович битва за кавказ - страница 19,
Формы взаимодействия с другими учреждениями в реализации Программы - Критерий «Обоснованность целей и структуры...,
Курс "Политические отношения и политический процесс в современной России" - страница 60,
1.5. Оказание квалифицированной юридической помощи - Методические рекомендации Москва ● 2010 удк 347. 962: 342....,
Комментарии И. Н. Голенищева-Кутузова - страница 8,
Державні будівельні норми україни - страница 11,
1. Затвердити Правила технічної експлуатації електроустановок споживачів (далі Правила), що додаються - страница 3,
Закон единства и борьбы противоположностей - Предмет философии, специф фил проблемы,
Российские сми о мчс мониторинг за 25 февраля 2011 г - страница 101,
Реестр адвокатов г. Москвы (по состоянию на 15. 11. 2008) - страница 56,
16. Право на социальное обеспечение - Доклад уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2010 год...,
Фсб россии огненная дуга : Курская битва глазами Лубянки - страница 11,
Серия: жанр - страница 3,
On Intelligence Jeff Hawkins - страница 13,
Принят Государственной Думой 21 октября 1994 года Онекоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекс - страница 17,
David kahn - страница 16,